Им нужны великие потрясения, нам нужна великая Россия (Премьер-министр Пётр Столыпин)


БИОГРАФИИ

ДЕНИС ВАСИЛЬЕВИЧ ДАДЫДОВ

Денис Васильевич Давыдов (1784-1839) - Генерал-лейтенант. Дениса Давыдова знала вся Россия. Этому человеку была присуща особая слава. Лихой гусар, ставший партизанским командиром и заслуживший широкую известность в Отечественной войне 1812 г., одновременно - романтик, поэт, военный писатель. Боевые таланты Дениса Давыдова высоко ценили Кутузов и Багратион, а о его поэтическом даре Н-Языков писал: "Не умрет твой стих могучий, достопамятно-живой, упоительно-кипучий и воинственно-летучий, и разгульно-молодой".

Давыдов родился в семье командира Полтавского легкоконного полка. Детство его прошло в Москве, и хотя своего отца, занятого службой, он видел редко, с юных лет Дениса манило к военным делам. Это влечение усилилось, когда в 1793 г. он обратил на себя внимание самого Суворова, который при осмотре Полтавского легкоконного полка заметил резвого мальчика и благословил его, сказав: "Ты выиграешь три сражения". Получив домашнее образование, Давыдов в 1801 г. начал службу эстардт-юнкером в Кавалергардском полку и через год был произведен в первый офицерский чин. Он с жаром изучал военную науку, увлекался военной историей и вместе с И.Дибичем (будущим фельдмаршалом) брал уроки военного искусства у майора Торри, состоявшего ранее при французском генеральном штабе.

Другой страстью молодого кавалерийского офицера стала поэзия, его первые стихотворения были хорошо встречены литературными кругами. Вместе с тем при дворе его сатирические басни "Голова и ноги" и "Река и зеркало" (или "Деспот") были признаны "возмутительными", навлекли на него неудовольствие начальства. Давыдов был отчислен из гвардии в Белорусский гусарский полк. Там он быстро освоился в новой для себя среде и продолжал писать стихи, в которых воспевал прелести удалой гусарской жизни и которые способствовали росту его популярности. Буйно-удалой характер его поэзии нашел отражение в стихах "Гусарский пир", "Призыв на пунш" и др. Репутация "гуляки" и "сорви-головы", однако, была больше внешней: в душе Давыдов оставался прежде всего военным человеком, честным офицером, он был хорошим семьянином, любил природу и умел воспевать ее.

В 1806 г. Давыдову разрешили вернуться в гвардию, только что возвратившуюся в Петербург после кампании в русско-австро-французской войне 1805 г. Денис Васильевич вспоминал о тех днях: "От меня пахло молоком, от гвардии несло порохом". Мечтавший о подвигах офицер решился на смелый поступок: ночью, "дабы упредить новую колонну родственников", хлопотавших о своих близких, он проник в гостиницу, где остановился фельдмаршал М.Каменский, назначенный главнокомандующим в новой кампании против Наполеона, и попросил зачислении его в действующую армию. Настойчивость Давыдова была вознаграждена, и в конце концов он добился для себя должности адъютанта при генерале Багратионе. Первые его впечатления о войне были тяжелыми: он увидел груды убитых и обезображенных тел, по собственному признанию, первые ночи не мог спать. В январе 1807 г. он получил боевое крещение при Вольсдорфе; будучи в передовой цепи, Давыдов смело повел ее в атаку и, увлекшись наступлением, едва не попал в плен. За смелые действия он получил свой первый орден - святого Владимира 4-й степени. Затем Денис Васильевич участвовал в сражениях под Прейсиш-Эйлау, Гутштадтом, Деппеном, при Гейльсберге (орден святой Анны 2-й степени) и Фридланде (сабля с надписью: "За храбрость").

В 1808 г. Давыдов вместе с Багратионом, командовавшим дивизией, отправился на русско-шведскую войну, в составе авангардного отряда Я.Кульнева участвовал в походе на север Финляндии, затем в знаменитом переходе по льду Ботнического залива на Аландские острова к берегам Швеции. В 1809 г., когда Багратион был назначен главнокомандующим русской армией в войне против Турции, Давыдов отправился с ним на берега Дуная, участвовал во взятии Мачина, в сражении под Рассеватом и в осаде Силистрии. В следующем году, уже под началом графа Н. Каменского (сына фельдмаршала), отлично действовал под Шумлой, за храбрость был удостоен алмазных подвесок к ордену святой Анны 2-й степени.

К началу Отечественной войны 1812 г. Денис Васильевич в чине подполковника командовал батальоном Ахтырского гусарского полка во 2-й Западной армии Багратиона. После вторжения Наполеона в Россию он участвовал в жарких оборонительных боях, вместе с командующим горячо переживал затянувшееся отступление. Незадолго до Бородинского сражения Давыдов обратился к Багратиону с просьбой, учитывая непрочность коммуникаций французской армии, разрешить ему организацию партизанских набегов на тыл противника при поддержке населения. Это был, по сути, проект народной войны. Давыдов просил дать ему в распоряжение одну тысячу человек (кавалеристов), но "для опыта" ему дали лишь пятьдесят гусар и восемьдесят казаков.

В первый же свой рейд, 1 сентября, когда французы готовились вступать в Москву, Давыдов со своим отрядом разгромил на Смоленской дороге, у Царева Займища, одну из тыловых групп противника, отбив обоз с награбленным у жителей имуществом и транспорт с военным снаряжением, взяв в плен более двухсот человек. Успех был впечатляющим. Отбитое оружие было здесь же роздано крестьянам.

Тактика партизанских действий Давыдова заключалась в том, чтобы избегать открытых нападений, налетать врасплох, менять направление атак, нащупывая уязвимые места противника. Гусару-партизану помогала тесная связь с населением: крестьяне служили ему лазутчиками, проводниками, сами принимали участие в истреблении французских фуражиров. Так как форма русских и французских гусар была очень схожа, жители поначалу нередко принимали кавалеристов Давыдова за французов, и тогда он переодел подчиненных в кафтаны, сам тоже облачился в крестьянскую одежду, отпустил бороду, навесил на грудь образ святого Николая-Чудотворца. Зная, что над новым обликом гусарского командира кое-кто посмеивается и что это злит Давыдова, Кутузов при случае с улыбкой его успокоил, сказав: "В народной войне это необходимо. Действуй, как ты действуешь. Всему свое время, и ты будешь в башмаках на придворных балах шаркать".

С удачами Давыдова рос и его отряд. Денису Васильевичу были даны два казачьих полка, кроме того, отряд все время пополнялся добровольцами и отбитыми из плена воинами. Особенно широкий' размах действия войсковых партизан приняли во время отступления Наполеона из России. Днем и ночью они не давали врагу покоя. В конце октября 1812 г. Давыдов решился на смелое дело: соединившись с образовавшимися по его примеру партизанскими отрядами Фигнера, Сеславина и Орлова-Денисова, он 28 числа под Ляховым атаковал двухтысячную колонну генерала Ожеро. Окруженные французы сдались. "Победа сия тем знаменита, - отметил Кутузов, - что в первый раз в продолжение нынешней кампании неприятельский корпус положил перед нами оружие".

4 ноября под Красным Давыдов взял в плен генералов Альмерона и Бюрта, много других пленных и большой обоз. 9 ноября под Копысом и 14 ноября под Белыничами он также праздновал победы. 9 декабря вынудил австрийского генерала Фрелиха сдать ему Гродно. Давыдов не отличался жестокостью и не казнил пленных, как это делал, например, Фигнер, напротив, он удерживал других от самочинных расправ и требовал гуманного отношения к сдавшимся врагам. За кампанию 1812 г. он получил ордена святого Георгия 4-й степени и святого Владимира 3-й степени, а также чин полковника.

В 1813 г. отряд Давыдова вошел в состав корпуса генерал-адъютанта Винценгероде и участвовал с ним 1 февраля в бою под Калишем. Отличаясь всегда инициативой, лихой гусар без разрешения Винценгероде предпринял набег на Дрезден. Ему удалось добиться капитуляции гарнизона, но командир корпуса за самовольство отстранил Давыдова от должности и даже хотел отдать его под суд. Заступничество друзей и доброжелательное отношение к нему Александра 1 позволили Денису Васильевичу через некоторое время вернуться в армию. Получив под свое начальство два казачьих полка, он участвовал в походе к Рейну, в "битве народов" под Лейпцигом. В начале кампании 1814 г. Денис Давыдов командовал Ахтырским гусарским полком, находился в авангарде Силезской армии Блюхера, за отличные действия в бою под Бриенном произведен в генерал-майоры. В Париж он вступил во главе гусарской бригады.

В 1815 г. Давыдов был назначен командиром бригады 1-й драгунской дивизии, но это его огорчило: "Служа весь век по легкой, за что меня назначили в это пресмыкающееся войско?" - сетовал он. Тогда ему дали 2-ю конно-егерскую дивизию, что также его не обрадовало: он ни за что не хотел расставаться с "красой природы" - усами, разрешенными тогда только гусарам. Сменив еще несколько должностей и заскучав от рутинной службы, Денис Васильевич отпросился в длительный отпуск, а в 1823 г. вышел в отставку. В этот период он издал ряд сочинений, получивших известность: "Опыт теории партизанских действий", "Дневник партизанских действий 1812 г.", "Разбор трех статей в записках Наполеона". Одновременно Давыдов не оставлял поэзии, писал стихи, подружился с Пушкиным, Вяземским, Языковым, Баратынским. Пушкин подшучивал над генералом-поэтом: "Военные думают, что он отличный писатель, а писатели уверены, что он отличный генерал".

По вступлении на престол Николая 1 Давыдов вернулся на военную службу и отправился к генералу Ермолову на Кавказ. С началом русско-иранской войны (1826 г.) он принял участие в боевых действиях. После отставки Ермолова и замены его Паскевичем, недружелюбно относившимся к генералу-поэту, Денис Васильевич уехал с Кавказа и несколько лет безвыездно жил в своей деревне, "разбитый нравственно и физически". Польское восстание 1831 г. вновь вызвало его к боевой деятельности. Ему был поручен отряд с задачей не допускать волнений в крае между Вислой и Бугом. В апреле 1831 г. за взятие Владимир-Волынского Давыдов получил орден святой Анны 1-й степени, за последующие действия он был удостоен чина генерал-лейтенанта и ордена святого Владимира 2-й степени.

По окончании польской кампании Давыдов, выйдя в отставку, поселился в своем имении - деревне Верхняя Маза Симбирской губернии. Там он занялся исключительно литературным трудом, лишь изредка посещая Москву и Петербург. Писал мемуары, боролся с цензурой, урезавшей его статьи. В 1839 г., когда в связи с 25-летием победы над Наполеоном готовилось торжественное открытие памятника на Бородинском поле, Денис Давыдов предложил перенести туда прах Багратиона. Это предложение было принято, и он должен был сопровождать гроб полководца, но не смог этого сделать по состоянию здоровья. Болезнь подкосила его силы, и 22 апреля Давыдов скончался в возрасте 54 лет. Был похоронен в своем имении.