Им нужны великие потрясения, нам нужна великая Россия (Премьер-министр Пётр Столыпин)


БИОГРАФИИ

НИКОЛАЙ ДАВИДОВИЧ ЖЕВАХОВ

Жевахов, кн. Николай Давидович (24.12.1874-1947?), камергер Высочайшего Двора, действительный статский советник, участник право-монархического движения, член Русского Собрания (PC).

Принадлежал к русской ветви древнего грузинского рода князей Джаваховых. В 1738 кн. Шио (Семен) Джавахов принял русское подданство, получив княжеский надел в Кобелякском у. Новороссийской (позднее Полтавской) губ., положив начало российской ветви рода, который по-русски стал именоваться Жеваховы. Предки кн. Жевахова находились в родстве с семейством Горленко, давшем России святителя Белгородского Иоасафа. Детство прошло в родовом имении Линовица, которое принадлежало его отцу помещику Пирятинского у. Полтавской губ. коллежскому советнику Давиду Дмитриевичу (1843—1907), служившему по выборам дворянства, и в Киеве, где у матери Екатерины Константиновны, урожд. Вульферт (1847—1917), был собственный дом. В семье Жеваховых было четверо детей: два сына-близнеца Николай и Владимир (будущий сщмч. еп. Иоасаф (кн. Жевахов)) и две дочери Любовь (р. 1876) и Варвара (р. 1879).

Образование получил сначала во 2-й Киевской гимназии, затем в Коллегии Павла Галагана и, наконец, на юридическом ф-те Киевского ун-та св. Владимира (1898). Окончив курс унта с дипломом 2 ст., поступил на службу в Киевскую судебную палату, затем в канцелярию Киевского генерал-губернатора. В мае 1902 занял должность земского начальника в родных местах. В это время кн. Жевахов впервые попробовал себя на поприще политического публициста. В 1904 на страницах консервативного журнала «Гражданин», издававшегося кн. В. П. Мещерским, печатались его «Письма земского начальника». В своей деятельности главное внимание он уделял задачам духовного просвещения и образования крестьянства, был инициатором и руководителем строительства сельских храмов, сам немало жертвовал личных денег на это. Впоследствии в 1914 его деятельность на благо духовного просвещения народа была отмечена преподанием официального благословения Св. Синода с вручением грамоты. В к. апр. 1905 переведен в С.-Петербург в Государственную канцелярию в отделение свода законов. С к. 1906, познакомившись с прот. Александром Маляревским давним почитателем свт. Иоасафа (Горленко), начал работу по собиранию материалов о святителе. Именно в это время он познакомился с архиеп. Курским и Обоянским Питиримом (Окновым), будущим митр. Петроградским и Ладожским. Плодом трудов кн. Жевахова стали 3 тома «Материалов для биографии святителя Иоасафа Горленко, епископа Белгородского и Обоянского», которые были изданы в Киеве в 1907-1911. По окончании работы 18 марта 1910 он удостоился аудиенции у Императора Николая II, а в 1912 получил Высочайшую благодарность за поднесенную книгу «Святитель Иоасаф Горленко, Епископ Белгородский и Обоянский». 4 сент. 1911 состоялась канонизация свт. Иоасафа, а Жевахов стал тов. председателя братства свт. Иоасафа.

Будучи убежденным монархистом, 4 мая 1909 он стал действительным членом PC. Заметную роль в его жизни сыграл духовный пи-сатель, видный монархист С. А. Нилус. Они познакомились в Киеве ок. 1900, активно об-щаться начали с осени 1905 в С.-Петербурге. В 1913, посетив Нилуса в Валдайском монастыре и услышав от него сетования на необходимость поиска себе нового пристанища, Жевахов пригласил его жить в родовое имение Линовица. Затем часто навещал его там, и они подолгу беседовали. В Линовице С. А. Нилус готовил к изданию свою знаменитую книгу «Близ есть при дверех».

В 1910 Жевахов совершил паломническое путешествие в итальянский г. Бари, где покоятся мощи его небесного покровителя Николая Чудотворца. Он опубликовал свои «Путевые заметки», в которых предложил соорудить православный храм во имя св. Николая и при нем странноприимный дом для русских паломников. В дек. 1910 по поручению Императорского Православного Палестинского Общества (ИППО) он был командирован в Бари для приобретения земельного участка под постройку храма и странноприимного дома. В мае 1911 был Высочайше утвержден Барградский комитет при ИППО для сбора пожертвований на строительство, который возглавил видный правый деятель кн. А. А. Ширинский-Шихматов. Жевахов стал членом комитета, а в 1913 был назначен председателем Строительной комиссии. В июне 1913 он был избран в пожизненные действительные члены ИППО с выдачей серебряного знака за оказанные Барградскому комитету услуги. За организацию строительства храма и странноприимного дома 6 мая 1914 ему было пожаловано звание камер-юнкера Высочайшего Двора.

4 сент. 1915 на собрание братства свт. Иоасафа пришел некий полковник О., который поведал о явлении ему Белгородского Чудотворца. Святитель повелел для спасения России доставить на фронт Владимирский образ Божией Матери, которым его благословила на иночество мать, и Песчанский образ Богородицы, обретенный им в бытность еп. Белгородским, и пронести их по линии фронта. Тогда Господь по молитвам Своей Матери смилуется над Россией. Как потом выяснилось, почти одновременно похожее явление было старику-крестьянину из д. Пески. Исполнять повеление свт. Иоасафа пришлось кн. Жевахову. Его недоброжелатели увидели в поездке на фронт карьеристские стремления, и приезд князя со святынями прошел незамеченным, никаких крестных ходов вдоль линии фронта не было организовано. После поездки Жевахова в Ставку начали циркулировать слухи о назначении его тов. обер-прокурора Св. Синода. Его кандидатуру поддержала Императрица Александра Федоровна, познакомившаяся с Жеваховым в период подготовки поездки в Ставку. Сразу против князя была развязана кампания клеветы, он попал в число «распутинцев», «представителей темных сил». Тем не менее, 15 сент. 1916 вышел указ о назначении Жевахова. Обер-прокурором еще в авг. стал Н. П. Раев. 1 янв. 1917 Жевахов был пож-лован званием камергера Высочайшего Двора и произведен в чин действительного статского советника. В к. янв. 1917 он отбыл в инспекционную поездку на Кавказ, а вернувшись в столицу 24 февр., застал первые признаки революционного брожения. В заседании Св. Синода 26 февр. Жевахов пытался инициировать обращение Св. Синода к населению, которое бы грозило церковными карами всем участникам беспорядков. Однако не встретил поддержки со стороны архиереев, которые отвергли его предложение.

1 марта 1917 Жевахов был арестован и до 5 марта находился в заключении в так называемом министерском павильоне Гос. Думы, как товарищ министра «прежнего режима». После освобождения жил в имении сестры в Боровичах, у матери и брата в Киеве, в родовом имении Линовица. С осени 1917 обосновался в Киеве. В течение полугода кровавых чекистских злодеяний с братом скрывались в скиту под Киевом. После прихода в город Добровольческой армии уехал на юг — в Харьков, затем в Ростов. Его приютил у себя митр. Питирим, который был настоятелем Второ-Афонского монастыря под Пятигорском. В к. 1919 вместе они выехали в Екатеринодар, намереваясь отправиться на Афон. В сер. янв. кн. Жевахов приехал в Новороссийск (владыка Питирим, предчувствуя скорую кончину, отказался от поездки) вместе с группой архиереев через Константинополь и Салоники в Сербию.

С 9 февр. 1919 по сент. 1920 жил в Сербии, стал одним из инициаторов создания и председателем русско-сербского общества, открытого 20 июля 1920. В речи при торжественном открытии Общества заявил: в условиях, когда иудейство и масонство ведут открытую войну на уничтожение против христианства, «всякая попытка к единению славян приобретает исключительное значение». Выразил надежду, что «славянская идея объединит вокруг себя всех христиан для совместной борьбы с врагами Христа». В 1920 назначен заведующим подворьем свт. Николая в Бари, которое являлось собственностью ИППО. В янв. 1921 он совершил поездку в Германию, где зарождалось националистическое движение. В янв. 1922 снова побывал в Мюнхене и Берлине, где встречался с одним из идеологов немецкого национализма Максом Эрвином Шейбнер-Рихтером, фельдмаршалом Эрихом Людендорфом, гр. Э.Ревентловым, переводчиком «Протоколов Сионских мудрецов» на немецкий язык, издателем консервативного журнала «Ауф форпостен» Людвигом Мюллер фон Гаузен. Немцы проявили интерес к Жевахову. Он вспоминал: «Мой приезд в Берлин, в этот момент, не мог пройти незамеченным для немцев, и я, как лично знавший Нилуса и ведший с ним переписку, неожиданно очутился в самом центре этого бурного, здорового национального движения, смягчавшего у меня горечь сознания той печальной роли, какую сыграла Германия в отношении России, в роковую для обеих стран войну». Жевахов состоял в переписке с итальянским дуче Б.Муссолини.

О последних годах его жизни почти ничего не известно. Последнее документальное известие о князе относится к 1941—1942. По некоторым данным он умер в Вене в лагере для перемещенных лиц.

Арх.: РГИА. Ф. 753. Оп. 1. Д. 6; Ф. 797. Оп. 86. 1916.I отд. I стол. Д. 124.

Анатолий Степанов