Им нужны великие потрясения, нам нужна великая Россия (Премьер-министр Пётр Столыпин)


БИОГРАФИИ

ИОСИФ ВЛАДИМИРОВИЧ ГУРКО

Иосиф Владимирович Гурко (16 (28) июля 1828 — 15 (28) января 1901) — русский генерал-фельдмаршал, наиболее известный благодаря своим победам в русско-турецкой войне 1877—1878 гг.

Дворянский род Гурко (Ромейко-Гурко) происходил из Белоруссии, из Могилевской области. "Если правда, что люди рождаются военными, то Иосиф Владимирович Гурко родился именно военным человеком" - так пишет о Гурко один из авторов книги "Герои Шипки" О.Михайлов. Отец Иосифа Владимировича - Владимир Иосифович участвовал в войнах на Кавказе, был генералом и радовался тому, что сын с детства тоже мечтал быть военным. В 18 лет Гурко-младший окончил Пажеский корпус, из которого выпустился корнетом в лейб-гвардейский Гусарский полк, со временем стал умелым кавалерийским офицером. Во время Крымской войны 1853 - 1856 гг. Гурко рвался в Севастополь и, чтобы попасть туда, сменил погоны ротмистра гвардии на погоны майора армии со словами: "Жить с кавалерией, а умирать с пехотой". Он перевелся в Черниговский пехотный полк, но участия в боевых действиях так и не принял, так как в это время Севастополь был уже сдан, а вскоре заключен мир.

Вернувшись в лейб-гвардии Гусарский полк в прежнем чине ротмистра, Гурко командовал эскадроном, сделал его отличным; был замечен Александром II и произведен во флигель-адъютанты. С 1861 г. полковник, в следующем году зачислен в свиту царя, выполнял ряд важных административных заданий, связанных с проводимыми Александром II реформами, зарекомендовал себя целеустремленным, беспристрастным и прямодушным человеком. Однажды жандармское III отделение предложило ему сотрудничество, и честный Иосиф Владимирович немедленно объявил о своем желании выйти в отставку, что писатель А.Герцен в своем "Колоколе" оценил так: "Аксельбанты флигель-адъютанта Гурко - символ доблести и чести".

В 1866 г. Гурко назначен командиром 4-го гусарского Мариупольского полка, с 1867 г. генерал-майор, в 1869 г. получил в командование лейб-гвардейский Гренадерский полк. Этим полком командовал 6 лет и сделал его образцовым. Затем начальник 2-й гвардейской кавалерийской дивизии, с 1876 г. генерал-лейтенант. В свои 48 лет он был строен, как юноша, вынослив, неприхотлив по-суворовски в еде и быту.

Свой талант военачальника и выдающееся личное мужество Гурко проявил во время русско-турецкой войны 1877 - 1878 гг. Назначенный командиром Передового (Южного) отряда русской армии, действовавшей у Дуная, он 25 июня 1877 г. стремительно овладел древней столицей Болгарии Тырново, 1 июля захватил стратегически важный Хаинкиойский перевал, преодолел Балканы, занял Казанлык и Шипку. Первый поход Гурко за Балканы вызвал переполох в Константинополя, смену турецкого командования, переброску в Забалканье армии Сулейман-паши, которая должна была двигаться к Плевне, осажденной русскими войсками.

За Малыми Балканами Гурко, невзирая на троекратное превосходство противника, нанес ему еще ряд ощутимых ударов. Самым удачным оказалось сражение у Джуранли, где он наголову разбил войска одного из сподвижников Сулейман-паши - Реуф-паши. Но накануне, 18 июля, завершился неудачей второй штурм Плевны, и Передовой отряд Гурко через Балканы ушел назад к Тырново. За одержанные победы командир Передового отряда получил орден святого Георгия 3-й степени и звание генерал-адъютанта.

Всех поражало хладнокровие Иосифа Владимировича в боевой обстановке, а он не видел в этом ничего необычного и приучал к такому же хладнокровию подчиненных, говоря: "Бой при правильном обучении не представляет ничего особенного. Это то же учение с боевыми патронами, только требует еще большего спокойствия, еще большего порядка".

В августе 1877 г. Гурко отправился в Петербург, провел мобилизацию и сборы своей 2-й гвардейской кавалерийской дивизии и вернулся с ней на театр военных действий, под Плевну, Был назначен начальником кавалерии Западного отряда, расположенного на левом берегу реки Виды. Иосиф Владимирович сумел убедить генерала Тотлебена, руководившего осадой Плевны, в необходимости решительных действий по Софийскому шоссе, через которое в Плевну шли подкрепления и продовольствие. Получив в свое командование дополнительно всю гвардию, включая Измайловский полк, он овладел турецкими опорными пунктами на Софийском шоссе Горным Дубняком и Телишем (октябрь 1877 г.), чем завершил полное окружение Плевны. Даже те командиры гвардии, которые были старше Гурко в чинах и вначале роптали на нового начальника, теперь выражали ему полное доверие. За сражение у Горного Дубняка Гурко был награжден золотой шпагой, осыпанной алмазами.

Затем генерал "Вперед", как стали называть Гурко солдаты, выдвинул план немедленного наступления за Балканы. Несмотря на возражения штаба русской армии, план получил поддержку со стороны Александра II, находившегося у Плевны. В ноябре Гурко осуществил наступление на Энтрополь - Орхание и, овладев ими, занял удобные исходные позиции для преодоления Балкан. Усиленный после взятия Плевны подкреплениями, Гурко во главе 70-тысячного Западного отряда 13 декабря двинулся через Балканы. Поход проходил в сильную стужу и бураны. Зная, что не все подчиненные ему командиры одобряют поход, он заявил: "Если большим людям трудно, я уберу их в резерв, а вперед пойду с маленькими". Один из участников похода так описывал его начало: «...Вперед двинулась огромная масса людей, коней и орудий. Русские и болгары поднимали с помощью веревок огромные пушки. На замерзших лесных тропах саперы вырубали ступени... Откуда-то издалека доносились слова "Дубинушки": "Эй, дубинушка, ухнем..." К вечеру ветер усилился, превратившись во вьюгу». Во время похода командир отряда всем подавал пример личной выносливости, бодрости и энергии, деля наравне с рядовыми воинами все трудности перехода, лично руководя подъемом и спуском артиллерии по обледенелым горным кручам, ночевал у костров, довольствовался, как и солдаты, сухарями.

Когда на одном из перевалов Гурко доложили, что артиллерию даже на руках поднять нельзя, "железный генерал" сказал: "Втащить зубами!" Отряд преодолел и этот перевал. После 8-дневной героической борьбы с горами, морозами и метелями Западный отряд Гурко спустился в Софийскую долину. В результате упорных боев он овладел Ташки-сенской укрепленной линией и 23 декабря занял Софию. В приказе по случаю освобождения города Иосиф Владимирович отмечал: "Взятием Софии завершился блестящий период нынешней войны - переход через Балканы, в котором не знаешь чему удивляться больше: храбрости ли, геройству ли вашему в сражениях с неприятелем, или выдержке и терпению, с которыми вы переносили тяжкие невзгоды в борьбе с горами, стужей и глубоким снегом... Пройдут годы, и наши потомки, которые посетят эти суровые горы, с гордостью скажут: здесь прошло русское войско, воскресившее славу суворовских и румянцевских чудо-богатырей!"

Вслед за Гурко переход через Балканы совершили другие отряды русской армии. Тщетно Сулейман-паша пытался организовать дальнейшую оборону Турции, для чего привел с кавказского фронта значительные подкрепления армии Шакир-паши; сброшенный с гор, он был разбит войсками генерала Гурко в трехдневном сражении у Филиппополя. После занятия авангардным отрядом генерала Скобелева Адрианополя (Эдирне) для русской армии открылся путь к Константинополю.

Небывалый в истории зимний переход через Балканы предрешил исход войны, которая велась во имя освобождения болгарского и других балканских народов. Вклад Гурко в победу принес ему не только чин генерала от кавалерии и орден святого Георгия 2-й степени, но и большое общественное признание. Некоторые военные историки именно его назвали "победителем войны 1877 - 1878 гг.".

После войны жизнь Иосифа Владимировича протекала относительно спокойно и размеренно. В апреле 1879 г. он был назначен помощником командующего войсками гвардии и Петербургского военного округа и временным генерал-губернатором Петербурга, в 1882 -1883 гг. Гурко - временный одесский генерал-губернатор. Затем в течение 11 лет он являлся Варшавским генерал-губернатором и командующим войсками Варшавского военного округа, в полной мере олицетворяя собой "сильную власть". На первое место ставил надежную защиту западной границы и боевую подготовку войск, руководил строительством крепостей и стратегических дорог. Постоянные разъезды командующего по округу, его присутствие на маневрах, больших и малых, всегда хорошо организованных, способствовали налаживанию боевой жизни войск. От глаза Иосифа Владимировича ничего не ускользало, и когда звучал его металлический голос, произнося властно, твердо и спокойно: "Чтоб я этого более не видел", все знали, что "этого" больше не будет.

В своем приказе по войскам округа он решительно высказался против тех "начальствующих лиц, которые... относились к делу с чисто формальной стороны, не приложив к нему сердца и ставя свои личные удобства выше возлагаемых на них обязанностей по руководству воспитанием и обучением порученных их заботам людей". Иосиф Владимирович добивался, чтобы офицеры "первыми подавали пример нижним чинам к служебной исполнительности".

Годы давали о себе знать, и в 1894 г. Гурко по состоянию здоровья вышел в отставку, получив по увольнении чин генерал-фельдмаршала. В 1896 г., при вступлении на престол Николая II, он был награжден орденом святого Андрея Первозванного. Умер Иосиф Владимирович в своем имении, селе Сахарове Тверской губернии, в возрасте 72-х лет.

Стройный, худощавый, с большими седыми бакенбардами, Гурко держался так, что казался выше ростом всех окружавших его лиц, а своей кипучей энергией, выносливостью и лихостью на коне - всех моложе. От всей его фигуры и взгляда острых глаз веяло большой внутренней силой и упорной волей. Его не все любили, но все уважали. При всей своей строгости он ценил и уважал солдат, и те всегда верили своему "Гурке", как отцу-командиру.