Им нужны великие потрясения, нам нужна великая Россия (Премьер-министр Пётр Столыпин)


БИОГРАФИИ

ЛАВР ГЕОРГИЕВИЧ КОРНИЛОВ

Среди деятелей белого движения видное место занимает Лавр Георгиевич Корнилов - герой Русско-японской и Первой мировой войн, человек, обладавший большой храбростью и энергией, пользовавшийся авторитетом в Добровольческой армии.

Л.Г. Корнилов не принадлежал к числу знатных лиц, имевших знаменитых предков, богатства и поместья. Потомственное дворянство он получил за верную службу Отечеству.

Родился Л.Г. Корнилов 18 августа 1870 года в городе Усть-Каменогорске в семье сибирского казака. Его отец, Егор (Георгий) Корнилов, был отставным хорунжим Сибирского казачьего войска, мать происходила из кочевого казахского рода.

В детстве Лавр Корнилов отличался любознательностью, проявлял интерес к изучаемым предметам. Он успешно окончил Ошский кадетский корпус, а затем Михайловское артиллерийское училище. В 1892 году, по окончании училища, в звании подпоручика он получил назначение в Туркестанскую артиллерийскую бригаду. Корнилов, имевший по линии матери восточные корни, сумел найти свое место в чужом и неприветливом для других крае.

Отслужив три года в Туркестане, Корнилов был произведен в поручики и получил возможность сдавать вступительные экзамены в Академию Генерального штаба. С этой задачей мощой офицер справился успешно. Он был принят в Академию, а во время обучения показал хорошие знания по всем наукам и при выпуске в 1898 году был награжден малой серебряной медалью и получил досрочно чин капитана.

После окончания Академии Генерального штаба Лавр Корнилов вновь возвратился в Туркестанский военный округ. Здесь он служил на протяжении шести лет в разведке. Неоднократно Корнилову приходилось предпринимать путешествия на территорию соседних стран- в Персию, Афганистан, Китай и Индию. Прекрасное знание некоторых восточных языков, местных обычаев и традиций, монголоидные черты во внешности - все это способствовало успехам его предприятий.

В то время Россия и Великобритания соперничали из-за сфер влияния в Азии. Обе стороны проводили разведку на сопредельных территориях. Нужно было составить карты приграничной местности, изучить укрепления и дать ответ на вопрос о возможности осуществления походов русских войск в эти районы. Это задание было поручено капитану Корнилову. Он длительное время в сопровождении немногочисленных спутников преодолевал горные перевалы на западе Китая, исследовал древние караванные пути, дороги и колодцы в пустынях Восточного Ирана, выдавая себя за представителя одной из местных народностей.

Полные опасностей странствия увенчались успехом. Работы Корнилова, описывающие сопредельные с контролируемыми русскими территории, не только дали важную информацию для военных целей, но имели также и научное значение.

В 1904 году началась Русско-японская война. Л.Г. Корнилов, получивший к тому времени чин подполковника, принимал участие в военных действиях в Маньчжурии, служил в штабе 1-й стрелковой бригады. Как всегда, он проявил решительность и храбрость. Во время неудачного для русских сражения под Мукденом Корнилов вывел из окружения три полка и за это был награжден орденом святого Георгия 4-й степени. Он получил также чин полковника, что предоставляло право потомственного дворянства.

После завершения Русско-японской войны в 1905 году Корнилов некоторое время служил в Петербурге, при Главном управлении Генерального штаба. Затем, с 1907 по 1911 год, был направлен в Китай в качестве военного атташе. Здесь он вновь собирал ценные сведения разведывательного характера, изучал историю и географию Китая.

Затем некоторое время Л.Г. Корнилов командовал пехотным полком в Варшавском военном округе, но вскоре был вновь направлен на Восток, где руководил отрядом Заамурского корпуса пограничной службы. На этом посту, уже в звании генерал-майора, ему приходилось бороться с различными разбойничьими шайками, контрабандистами, шпионами. Из-за конфликтов с чиновниками тылового ведомства, против злоупотреблений которых он пытался выступать, Корнилову пришлось расстаться с Маньчжурским краем. Он получил назначение во Владивосток.

Во время Первой мировой войны Корнилов сражался на Юго-Западном фронте. Он командовал сначала 2-й бригадой 49-й пехотной дивизии, а затем 48-й Стальной пехотной дивизией. Герой Русско-японской войны и теперь демонстрировал личную храбрость и волю, но в целом действия вверенных ему сил оказались неудачными, что в некоторой степени определялось общей неблагоприятной ситуацией на фронте.

Так, в одном из сражений генерал-майор Корнилов сам водил в штыковую атаку один из пехотных батальонов. Но в конце концов все же пришлось отступить, причем погибло много русских | воинов и было потеряно не менее 20 орудий.

Затем русские войска на Юго-Западном фронте прорвали оборону австрийских войск и вышли через Карпаты на территорию Венгрии. Но вскоре под ударами австрийцев и пришедших к ним на помощь германцев пришлось отступать обратно в горы. Корнилову удалось вывести свою дивизию, захватив к тому же около 2000 пленных. Во время сражений в горах Лавр Георгиевич вновь водил солдат в штыковую атаку. После этих событий он получил звание генерал-лейтенанта.

Но вскоре дело приобрело совсем иной оборот. Весной 1915 года 48-я Стальная дивизия Корнилова была окружена наступавшими австро-германскими войсками. Такая ситуация создалась в значительной мере вследствие действий самого русского генерала, который неверно оценил сложившуюся ситуацию и не отвел вовремя вверенную ему дивизию на новые позиции.

Вырваться из окружения удалось лишь одному полку и одному батальону, которые смогли спасти все знамена дивизии. Остальные русские воины, всего около 3 тысяч человек, сдались в плен. Сам Корнилов, раненный в этих боях дважды, пытался с несколькими спутниками скрыться в лесу, но через некоторое время обнаружен австрийцами и взят в плен.

Оказавшись в плену, Лавр Георгиевич не хотел мириться со своей участью. Неоднократно он предпринимал попытки вырваться из неволи, но безуспешно. Австрийцы даже усилили охрану после неудавшегося побега Корнилова, что казалось, должно было разрушить его последние надежды на свободу. Однако Лавр Георгиевич сумел ввести врагов в заблуждение, притворившись больным. Его перевели в госпиталь для военнопленных, откуда бежать оказалось легче, чем из хорошо охранявшихся замков, где он находился прежде. Летом 1916 года благодаря помощи служившего при госпитале чеха Ф. Мрняка Корнилову удалось, наконец, осуществить побег, Когда австрийцы обнаружили его исчезновение и принялись его разыскивать, русский генерал сумел скрыться в горах, а затем перебраться через границу на территорию союзной России Румынии.

Несмотря на то что 48-я Стальная дивизия была разгромлена неприятелем, Корнилов и многие его соратники были удостоены высоких наград за проявленное в боях мужество. А успешный побег из плена принес Лавру Георгиевичу особую славу и известность. Когда Корнилов прибыл в Могилев, где находилась Ставка Верховного главнокомандования, император Николай II вручил герою орден святого Георгия 3-й степени.

Вскоре, осенью того же 1916 года, Л.Г. Корнилову было поручено командование 25-м армейским корпусом. На этом посту его и застала Февральская революция 1917 года. Затем Л.Г. Корнилов был назначен на должность командующего Петроградским военным округом. Но здесь ему пришлось столкнуться с неразрешимыми проблемами.

В стране установилось двоевластие - одновременно существовали Временное правительство и Советы. В связи с революционными событиями в столице дисциплина в армейских частях окончательно расшаталась, солдаты отказывались повиноваться офицерам, проводили время на митингах или пьянствовали.

Л.Г. Корнилов считал необходимым любыми средствами предотвратить начавшийся развал, восстановить дисциплину. Но достаточных полномочий для этого у него не было, и справиться с ситуацией оказалось невозможно. По просьбе самого генерала его вновь направили на фронт, на этот раз доверив ему командование 8-й армией Юго-Западного фронта.

Первоначально опорой Корнилова, стремившегося восстановить дисциплину, стали два полка - пехотный Корниловский и конный Текинский (состоявший из туркмен). Постепенно восстановить боеспособность вверенных Корнилову войск в значительной степени удалось, что не замедлило сказаться во время в целом безуспешного июньского наступления 1917 года, в ходе которого 8-я армия проявила себя с лучшей стороны. Не случайно в июле 1917 года Временное правительство назначило Корнилова командующим Юго-Западным фронтом.

Правда, дальнейшее отступление предотвратить не удалось, и русским пришлось покинуть пределы Галиции и Буковины. Несмотря на это, в волевом, смелом, решительном генерале Корнилове министр-председатель Временного правительства А.Ф. Керенский видел человека, способного жесткими мерами водворить порядок в армии и стране. Поэтому вскоре Лавр Георгиевич был назначен Верховным главнокомандующим и получил широкие полномочия: Временное правительство обязалось не вмешиваться в ход конкретных действий, не препятствовать назначениям на должности и т.д.

Корнилов считал, что главные причины неудач коренятся в отсутствии дисциплины. Он добился восстановления на фронте смертной казни, отмененной Временным правительством в марте 1917 года; он безуспешно пытался ограничить деятельность солдатских комитетов; хотел уничтожить право на митинги.

Но неудачи на фронте продолжались- 20 августа 1917 года немцы взяли Ригу. Причины поражений коренились, главным образом, в сложной ситуации внутри страны. Временное правительство оказалось не в состоянии навести порядок. Корнилов все более утверждался в мнении, что для усмирения страны необходим военный переворот. Его замыслы нашли поддержку у ряда военных деятелей. Керенский был поставлен в известность о планах Корнилова вывести из столицы находившиеся под влиянием большевиков воинские части и заменить их более надежными (3-м конным корпусом генерала Крымова, включавшим "Дикую" дивизию, комплектовавшуюся из горцев Кавказа). Применением военной силы в столице планировалось подавить революционные выступления. Сам генерал Корнилов, очевидно, намеревался стать военным диктатором в России.

Сначала Керенский дал согласие на введение в столице войск. Но когда Корнилов потребовал, чтобы в его руки была передана вся полнота власти, и настаивал, чтобы все министры подали в отставку, Керенский понял, что это выступление угрожает и ему. Поэтому он попытался воспрепятствовать продвижению верных Корнилову войск к Петрограду. Однако такое распоряжение было проигнорировано Верховным главнокомандующим. Керенский попытался сместить Корнилова с занимаемого им поста, но тот не повиновался. После этого Керенский объявил генерала мятежником, призвал на борьбу с ним левые партии, петроградских рабочих (которым было выдано оружие).

Попытка осуществить переворот не удалась. Генерал Крымов застрелился. Генерал Корнилов и некоторые его соратники были арестованы. Их отправили в город Быхов, где они находились под охраной до октябрьских событий 1917 года.

19 ноября 1917 года генералы Корнилов, Лукомский, Романовский, Деникин и Марков покинули Быхов и отправились на Дон, где советская власть признана не была. К тому времени было известно, что атаман Донского казачьего войска генерал А.М. Каледин выступил против Советов. Это подавало надежду поднять волну сопротивления на юге страны, где уже происходили вооруженные столкновения.

Когда в декабре 1917 года Корнилов прибыл на Дон, в Новочеркасск, там уже начиналось формирование первых отрядов, положивших основание Добровольческой армии. Генералы начали сплачиваться вокруг героя Русско-японской и Первой мировой войн. Но прочного единства не было, особенно серьезные противоречия существовали между белыми офицерами и донскими казаками. Вскоре последовало создание "Донского гражданского совета", которому предназначалась роль общерусского антибольшевистского правительства. Во главе Совета стояли генералы М.В. Алексеев, Л.Г. Корнилов, А.М. Каледин. Первый из них нес ответственность за политическое руководство, а Корнилов и Каледин должны были руководить военными действиями.

Белогвардейские лидеры намеревались утвердить сильную власть, воссоздать вооруженные силы, восстановить частную собственность, а вопрос о государственном устройстве России решили отложить до окончания военных действий. Ближайшей целью являлись создание сильной армии, разгром политических противников. Но на этом пути пришлось преодолеть немало трудностей. В армию шли в основном офицеры, юнкера, студенты, а солдат было немного, и армия оставалась немногочисленной. Большие сложно сти существовали в отношении финансирования белого движения, с огромным трудом приходилось добывать оружие и боеприпасы. А красные тем временем предприняли наступление на Ростов И Новочеркасск, заняли Таганрог.

Белым пришлось отступать на Кубань, где можно было рассчитывать на поддержку горцев Северного Кавказа и кубанских казаков. В 1-й Кубанский поход (получивший наименование "Ледового"), целью которого был выход из окружения, в начале февраля 1918 года выступило всего около 4 тысяч воинов Добровольгеской армии.

Армия была разделена на 3 полка (их возглавляли генерал Марков, полковник Неженцев и генерал Богаевский), отдельный юнкерский батальон (которым руководил генерал Боровский), инкенерный чехословацкий корпус, 4 батареи по 2 орудия, 3 конных отряда. Артиллерия была слабой, боеприпасов оказалось мало.

Путь лежал к кубанской столице - Екатеринодару. И без того немногочисленная Добровольческая армия несла потери в боях с красными, испытывала трудности тяжелых зимних переходов.

Большевики же успели стянуть к Екатеринодару значительные силы и имели на этом участке большой численный перевес, превосходство в артиллерии и боеприпасах.

В марте 1918 года белые с боем взяли две станицы. Но вскоре тало известно, что на подступах к Екатеринодару отряд белых казаков покинул Екатеринодар и в город вступили красные. Теперь смысла в походе на Екатеринодар не было, и Корнилов решил идти за Кубань, в горы.

Попытка красных окружить добровольцев и уничтожить их во время переправы через реку Кубань успехом не увенчалась. Белым удалось пробиться и уйти в горы, а там армия заметно пополилась за счет покинувших Екатеринодар кубанских войск.

Когда Добровольческая армия несколько окрепла, генерал Корнилов решил вновь направиться к Екатеринодару и брать город штурмом. Он планировал нанести сначала удар по находившимся шее Екатеринодара отрядам красных. Затем взять станицу Елизаветинскую, где имелась переправа, а уже оттуда наступать на столицу Кубанского края.

Весь путь к Екатеринодару отмечен упорными боями. Были взяты станицы Григорьевская, Смоленская, Елизаветинская, Георгие-Афипская. Добровольцы несли значительные потери.

В конце марта началось наступление на Екатеринодар, где красные имели силы в три раза превосходившие по численности добровольцев, к тому же, в отличие от последних, не испытывали недостатка в боеприпасах. Неоднократные атаки на Екатеринодар, продолжавшиеся в течении нескольких дней, успеха не приносили. Удалось утвердиться лишь в предместьях города и на некоторых окраинах. А потери белых были велики.

30 марта 1918 года состоялся совет Добровольческой армии, на котором было решено после некоторой передышки вновь штурмовать город, хотя надежд на успех практически уже не оставалось.

Но утром 31 марта дом на берегу Кубани, где размещался штаб Л.Г. Корнилова, был обстрелян красными. Артиллерийский снаряд попал в помещение, в котором находился командующий Добровольческой армией. Генерал Корнилов был убит, и вскоре Белая армия отошла от Екатеринодара.

Белогвардейцы отмечали, что Л.Г. Корнилов не только был храбрым человеком, но он больше жизни любил Россию и потому не мог равнодушно относиться к событиям, которые, по его мнению, являлись для родной страны позором, - и об этом свидетельствуют, в частности, такие факты из биографии Корнилова, как бегство из австрийского плена, его действия на посту Верховного главнокомандующего, вступление в Добровольческую армию.