Им нужны великие потрясения, нам нужна великая Россия (Премьер-министр Пётр Столыпин)


БИОГРАФИИ

ПАВЕЛ СТЕПАНОВИЧ НАХИМОВ

Адмирал, прославившийся во время герои­ческой обороны Севастополя, появился на свет 23 июня 1802 г. в селе Городок Смоленской гу­бернии. Его отец был отставным майором и, по­сле того как Павел получил начальное образо­вание, отдал его в Морской шляхетский кор­пус. Мальчик поступил туда в 1815 г., а спустя три года, сдав экзамен, стал мичманом и был зачислен во Второй флотский экипаж. В июне 1822 г. Нахимов отправился в свое первое кру­госветное плавание. Его возглавлял прослав­ленный русский адмирал Лазарев, которого впоследствии Нахимов не раз называл своим учителем. В этом походе, длившемся более трех лет, Павел Степанович получил чин лейтенанта и свою первую награду — орден Святого Влади­мира IV степени. В 1827 г. молодой офицер был назначен в эскадру на Средиземное море, где ему предстояло участвовать в кампании против турок. Соединившись с союзными французским и британским флотами, русские двинулись к Наваринской бухте, наме­реваясь вступить с противником в сра­жение. Это было весь­ма рискованное пред­приятие, поскольку турецко-египетский флот имел около 2300 кораблей, а со­юзники всего 1300. Наваринское сражение началось 8 октября 1827 г. Союзные флоты одержали убедитель­ную победу, а Нахимов сумел отличиться, ко­мандуя носовыми орудиями одного из кораб­лей. Благодаря его находчивости быстро были потушены пожары, вспыхнувшие на судне. Нахимов был удостоен сразу трех орденов: рус­ского — Георгия, английского — Бани и фран­цузского — Спасителя. Кроме этого, его произ­вели в капитан-лейтенанты и назначили капи­таном корвета. Командуя этим кораблем, он участвовал еще в нескольких операциях про­тив турок, а потом стал командиром фрегата «Паллада». Вначале служил на Балтике, а в 1834 г. был переведен на Черное море. Корабль «Силистрия», которым он командовал, не раз участвовал в опасных походах, перебрасывая русские войска к кавказским берегам. В этих походах Павел Нахимов набирался опыта, совершенствовал морские навыки, и вскоре Ла­зарев доверил ему целое соединение кораблей. В 1845 г. Нахимов был произведен в контр-ад­миралы. Но слава его была еще впереди.

Сменив несколько должностей, Павел Сте­панович в 1852 г. получил пост командующего 5-й флотской дивизией и был произведен в ви­це-адмиралы. В это время стали обостряться отношения между Англией, Францией, Авст­рией, Турцией и Россией. Суть спора своди­лась к одному: кто будет контролировать Па­лестину и Святой город Иерусалим — католи­ческая или православная церковь? Долгие пе­реговоры в итоге вылились в Крымскую вой­ну. Россия с технической точки зрения была не готова к ней. В русской армии практически не было нарезного оружия, а гладкоствольные ружья били всего на 300 шагов. Флот также находился не в лучшем состоянии. В то время англичане и французы уже давно использова­ли пароходы с гребным винтом, у нас же на во­оружении находились в основном парусные суда и медлительные пароходы с гребными ко­лесами. В первый же месяц войны адмирал Нахимов получил приказ атаковать Синопскую бухту, где укрылись турецкие корабли. Когда русские корабли блокировали бухту, турки даже не обеспокоились, поскольку в те времена считалось, что только сумасшедший может напасть на суда, надежно прикрытые мощными береговыми батареями. Но Нахи­мов так не считал.

Он дождался подкреплений и, располагая 720 пушками против 520 турецких, отдал при­каз атаковать. Сражение началось 18 ноября 1853 г. Несмотря на ураганный огонь берего­вых батарей и турецких кораблей, русская эс­кадра двумя колоннами ворвалась в бухту и, встав бортами, открыла ответный огонь. Та­ким образом все береговые батареи были унич­тожены. Кроме того, были потоплены 15 ко­раблей противника. За это сражение Нахимов был удостоен ордена Святого Георгия II степе­ни. Одновременно с этой победой русские вой­ска и на суше действовали успешно, разгро­мив турецкую армию и практически полно­стью подчинив себе Турцию. Но здесь вмеша­лись Англия и Франция. Не желая, чтобы Россия праздновала победу и получила безраз­дельное господство на Балканах, они выступили против нее на стороне Турции. В марте 1854 г. англо-французский флот вошел в Черное мо­ре. Одновременно Австрия потребовала выво­да русских войск с территории Дунайских княжеств. 5—7 сентября 1854 г. англо-фран­цузский десант высадился под Евпаторией. Уже 8 сентября произошло сражение при реч­ке Альме, в котором русские войска потерпели поражение. Им пришлось отойти от Севасто­поля к Бахчисараю.

Город находился в окружении, а командо­вать обороной стали адмиралы Корнилов и На­химов. Они приняли решение затопить кораб­ли Черноморского флота в Севастопольской бухте, чтобы не дать возможности эскадре про­тивника подойти вплотную к городу. Пушки и экипажи кораблей перевели на берег, усилив таким образом оборону города. Оставшиеся корабли, в основном пароходы, Нахимов рас­положил так, чтобы они могли поддержать за­щитников города огнем. В конце сентября со­юзные войска начали осаду города. 5 октября они начали систематические обстрелы его ук­реплений. Нахимов прекрасно понимал, в ка­ком отчаянном положении находится Севасто­поль, поэтому личным примером пытался под­нять боевой дух обороняющихся. Адмирал на­меренно ходил по позициям в очень примет­ном для вражеских стрелков черном морском сюртуке с блестящими эполетами. Никогда не пригибался, если рядом разрывался снаряд, и игнорировал пули, свистевшие над его голо­вой. Он был дважды ранен, но не изменил сво­им привычкам. Заботясь о солдатах и матро­сах, давал личные деньги на поддержание се­мей погибших, требовал, чтобы командиры прятали людей во время обстрелов, дабы избе­жать лишних потерь, и отдал собственную квартиру под лазарет для раненых. Во время одного из обстрелов был убит командующий обороной адмирал Корнилов, и Нахимов воз­главил оборону один. 13 января 1855 г. его произвели в полные адмиралы и наградили ор­деном Белого Орла.

Союзники отчаянно пытались взять Мала­хов курган, который являлся ключевой пози­цией обороны Севастополя. Для обороны кур­гана возвели специальное укрепление — Кам­чатский люнет. Из-за него в мае 1855 г. разго­релись ожесточенные бои. Неприятель на ко­роткое время сумел овладеть люнетом, но На­химов лично повел солдат и матросов в атаку и выбил его оттуда. Хотя враги понесли огром­ные потери, защитникам все же пришлось ос­тавить полностью разрушенное и непригодное к обороне укрепление. Все понимали, что Се­вастополь придется сдать. Это осознавал и ад­мирал, но спокойным голосом повторял: «Нам отсюда уходить нельзя! Я уже выбрал себе мо­гилу, моя могила — здесь!» Кроме того, он го­ворил, что, если даже Севастополь падет, он с верными ему матросами будет держаться на Малаховом кургане еще целый месяц, пока их всех не перебьют. Защитники города во главе с Нахимовым отбили яростный штурм союзных войск 6 июня 1855 г. За это император Алек­сандр II назначил адмиралу ежегодную денеж­ную выдачу. Нахимов, не раздумывая, раздал эти деньги семьям погибших матросов. Еще он добился, чтобы каждый месяц службы в Сева­стополе засчитывался за год. Это было очень важно для людей, поскольку тогда срок служ­бы составлял 25 лет.

28 июня 1855 г. адмирал прибыл к бастион­ной церкви, откуда начал осматривать фран­цузские позиции. Ему не раз предлагали уйти в укрытие, но он не соглашался. Нахимов обра­тил внимание на то, с какой меткостью ведет огонь противник. В следующую секунду враже­ская пуля пробила ему голову. Он пробыл без сознания двое суток, после чего скончался. Ад­мирала Нахимова хоронил весь Севастополь. На гроб были положены два адмиральских фла­га, а также флаг с корабля, на котором он нахо­дился во время Синопского сражения. Его по­хоронили в соборе Святого Владимира, рядом с его учителем адмиралом Лазаревым и товари­щами по оружию Корниловым и Истоминым. Неприятель в этот день не сделал ни единого выстрела, на некоторых его кораблях даже приспустили флаги и скрестили реи — в знак уважения к доблестному моряку и адмиралу.

В начале XX в. в Севастополе Нахимову был установлен памятник. В 1944 г. в его честь учрежден орден.