Им нужны великие потрясения, нам нужна великая Россия (Премьер-министр Пётр Столыпин)


БИОГРАФИИ

ЮРИЙ ФЕДОРОВИЧ САМАРИН

Юрий Федорович Самарин (21.4.1819, С.-Петербург — 193.1876, Берлин, похоронен в Москве) – общественный и государственный деятель, публицист, один из идеологов славянофильства. Теоретическое наследие Самарина — одна из важнейших составных частей учения ранних славянофилов. Многие его статьи по сей день сохраняют злободневность звучания и заслуживают пристального внимания историков.

Самарин – выходец из аристократии, дворянской семьи, близкой к императорскому двору. Его отец Ф. В. Самарин, участник Отечественной войны 1812, служил при дворе вдовствующей имиператрицы Марии Федоровны. В 1838 Самарин окончил словесное отделение Московского университета. В 1844 защитил магистерскую диссертацию «Стефан Яворский и Феофан Прокопович как проповедники». Большое влияние на взгляды Самарина оказала философская система Гегеля. В нач. 1840-х гг. он пытался совместить в своем мировоззрении гегельянство с православием, однако эта попытка потерпела крах. Из тяжелого душевного кризиса Самарина вывел А. С.Хомяков, под влиянием которого он примкнул к кружку славянофилов.

В 1840-х гг. Самарин проявил себя как талантливый публицист. Его статья «О мнениях "Современника" исторических и литературных», опубликованная в 1847 в журнале «Москвитянин», стала важной вехой в развитии славянофильского учения. В ней Самарин критиковал К. Д. Кавелина и других представителей государственной школы за их попытки перенести на русскую историю исторические принципы европейского общества, за недооценку роли общины в жизни славянских племен, предостерегал от преобразования России на западный манер и считал необходимым поиск иных, самобытных, начал, с тем, чтобы положить их в основу будущего развития страны. Развивая выдвинутую Хомяковым идею народной монархии в России, Самарин утверждал, что образцом общественных отношений должен стать не индивидуализм, а иерархия христианской общины с верховной властью во главе.

Помимо публицистики С. активно занимался служебной деятельностью. Сначала он служил в 1-м департаменте Сената, в 1846 прикомандирован к открытому в С.-Петербурге Комитету по устройству быта лифляндских крестьян. В 1847 был командирован для ревизии рижского городского самоуправления. В Остзейском крае Самарин столкнулся с открытой неприязнью по отношению к русским со стороны немецкого дворянства. В октябре 1847 он с возмущением писал М. П. Погодину. «Все здесь дышит ненавистью к нам; ненавистью слабого к сильному, облагодетельствованного к благодетелю и вместе гордым презрением выжившего из ума учителя к переросшему его ученику... Здесь все окружение таково, что ежеминутно сознаешь себя как русского и как русский оскорбляешься» (ОР РГБ. Ф. 231/П. Картон 29-Ед. хр. 13. Л. 4). В серии «Писем из Риги», адресованных московским друзьям и единомышленникам, Самарин резко критиковал политику правительства в Остзейском крае. «Письма» получили широкую известность в русском обществе, их с сочувствием восприняли митрополит Филарет, А. П. Ермолов, П. Д, Киселев и многие другие государственные деятели высокого ранга. Однако император Николай I счел содержание «Писем» возмутительным. В 1848 Самарин был арестован, 12 дней провел в Петропавловской крепости и был освобожден после личного внушения, сделанного императором (в дальнейшем за ним долго сохранялась репутация неблагонадежного).

В 1850 Самарин командирован в распоряжение генерал-губернатора Юго-Западного края Д. Г. Бибикова. Познакомившись с положением крестьян в Малороссии, он пришел к выводу, что крестьянские волнения — следствие жесточайшего помещичьего гнета и произвола, устранить который не могут вводившиеся в то время в западных губерниях «инвентарные правила», призванные регламентировать размеры крестьянских повинностей. Тогда же у Самарина окончательно оформилась характерная и для других славянофилов антикрепостническая позиция.

Выйдя из-за болезни отца в отставку, Самарин в 1853 вступил в управление имениями в Самарской и Симбирской губерниях, тогда он начал работать над проектом освобождения крестьян в России. В записке «О крепостном состоянии и переходе от него к гражданской свободе» Самарин подверг уничтожающей критике крепостное право, предложил использовать указ 1842 об обязанных крестьянах для заключения добровольных сделок помещиков с крестьянскими общинами. При этом Самарин подчеркивал невозможность освобождения крестьян без земли. «Крепостные крестьяне твердо убеждены в своем праве на землю; они не допускают, не понимают, чтобы, с приобретением личной свободы это право могло отойти от них» (Самарин Ю. Ф. Соч. М, 1878. Т. 2. С. 153).

Самарин высказывал предположение, что, по прошествии нескольких лет, правительство должно будет определить размер выкупа, который совершится при помощи займа, предоставленного кредитными учреждениями (погашение займа ляжет на крестьян). Таким образом, «крестьяне станут к правительству в отношение свободного сельского сословия, владеющего землею на праве полной собственности» (Там же. С. 135). По мнению Самарина, крестьянам, имевшим капитал, необходимо давать возможность выкупа на волю без согласия помещика, причем обязательно с землей (не менее 2,5 десятин на душу). Размер выкупа Самарин ставил в зависимость от возраста крестьянина (замужние женщины от выкупа освобождались). Самарин особо подчеркивал, что упразднение крепостного права должно совершиться постепенно, без гибельных потрясений, без разорения помещиков и без водворения глухой, междоусобной войны между вотчинниками и поселянами. Он надеялся, что предлагаемые компромиссные меры не вызовут социального взрыва, разрушительного для всего общества.

Во 2-й пол. 1850-х гг. Самарин написал ряд полемических статей, направленных против историко-философских воззрений западников (большинство опубликованы в журнале «Русская беседа»). Статьи «Два слова о народности в науке», «О нар. образовании», «Несколько слов по поводу исторических трудов г. Чичерина», «Замечания на статью В. Соловьева "Шлецер и антиисторическое направление"» вызвали острую полемику с западниками, в которую постепенно втянулись почти все члены кружка славянофилов.

В ходе подготовки Крестьянской реформы 1861 идеи, высказанные Самариным в его записке, оказались востребованы. В 1857 он составил еще четыре разъяснительные записки, дополнившие его проект. Одновременно Самарин принял активное участие в споре об общине, развернувшимся в русской периодической печати в кон. 1850-х гг. В статьях «О поземельном общинном владении», - «Общинное владение и собственность», «Поземельная собственность и общинное владение», опубликованных в 1858 в журнале «Сельское благоустройство», он оправдывал практику уравнительного распределения земель в общине, которое предохраняло крестьянство от социального расслоения, обезземеливания и появления на селе пролетариата. Тем не менее Самарин подчеркивал, что общинное землевладение и круговая порука не закрепляются законом навечно. Община, как живой организм, может и должна развиваться, дабы не приходить к неизбежному противоречию с развитием промышленного производства. Взгляды Самарина легли в основу его практической деятельности в составе Самарского губернского комитета и Редакционных комиссий, где он играл одну из ведущих ролей (наряду с Н. А. Милютиным и князем В. А. Черкасским). Главной задачей Самарина в это время стало решение вопроса о наделении освобождаемых крестьян землей. Он считал целесообразным взять за основу размеры существовавшего надела, однако эта позиция не получила поддержки со стороны большинства членов Редакционных комиссий. Но в вопросе об общинном владении землей точка зрения Самарина возобладала. Завершением трудов на ниве освобождения крестьянства стал подготовленный Самариным проект высочайшего манифеста.

В 1863 Самарин участвовал в подготовке реформ в Царстве Польском. Тогда же он поместил в газете И. С. Аксакова «День» ряд статей по польскому вопросу: «По поводу мнения "Русского вестника" о занятиях философией, о народных началах и об отношении к цивилизации», «Как относится к нам римская церковь» и «Современный объем польского вопроса». В своих работах Самарин проводил мысль о том, что в основу польского вопроса заложена борьба двух религий: православия и католичества. Притязания поляков, по мнению Самарина, не случайны: они вытекают из исторической роли Польши как передовой дружины латинства в Восточной Европе. Путями решения польского вопроса, по мнению Самарина, были: либо «нераздельное сочетание Польши с Россией учреждением в первой власти, в русских руках сосредоточенной, и настолько сильной, чтобы убедить поляков в безнадежности всякого восстания», либо добровольное и полное отречение России от Польского Царства (Там же. Т. 1. С. 348). На своем посту в Царстве Польском Самарин делал все возможное для укрепления русской власти.

Возвратившись в Россию, Самарин принял активное участие в проведении земской реформы 1864. В публицистике и переписке 1860-х гг. он активно отстаивал идею всесословности земств и критиковал дворянских конституционалистов, требовавших созыва Земской думы с преобладанием в ней дворянства. В дек. 1866 Самарин избран гласным Московского губернского земского собрания и трудился в нем до конца своих дней. Одновременно он публиковал многочисленные публицистические сочинения, а также труды по философии и богословию (ряд из них по причинам цензурного порядка издан за границей). Наиболее значительными работами Самарина в этот период были «Иезуиты и их отношение к России» (М,, 1866), «Рус. администратор новейшей школы: Записка псковского губернатора Б. Обухова и ответ на нее» (Берлин, 1869), «Революционный консерватизм» (Берлин, 1875). В них Самарин развивал идеи, высказанные московскими славянофилами 1840—50-х гг. Большие усилия он предпринял, чтобы опубликовать богословские труды Хомякова (в 1868 они вышли в Праге с предисловием Самарина). Философские и публицистические сочинения Самарина не пользовались популярностью, так как противоречили идеям модного в то время либерализма. Практически незамеченной осталась его полемика с Кавелиным по поводу книги последнего «Задачи психологии». Последние годы жизни С. работал над трудом «Окраины России» (Прага, 1868—76. В. 1—6), посвященном вопросам национальной политики. В своих сочинениях Самарин предупреждал правительство о необходимости противодействовать росту немецкого влияния в Прибалтике.

Игорь Воронин