Православие, Самодержавие, Народность - те государственные начала, без коих Россия не может благоденствовать, усиливаться, жить (Граф Сергей Уваров)


СТАТЬИ

ВЯЧЕСЛАВ КЛЫКОВ - СОЮЗ РУССКОГО НАРОДА В БОРЬБЕ ЗА РОССИЮ

ЗА ВЕРУ, ЦАРЯ И ОТЕЧЕСТВО

МОЛИТВА БЛАГОДАТНОМУ ПОКРОВИТЕЛЮ СОЮЗА РУССКОГО НАРОДА
СВ. ВЕЛИКОМУЧЕНИКУ И ПОБЕДОНОСЦУ ГЕОРГИЮ

 

Гимн Союза Русского Народа

Великий Георгий, Предстатель небесный,
Целитель всех нужд и печалей, и ран!
Ты - Русской Державы Защитник чудесный,
Ты - слава героев и вождь христиан.

Твое, Божий Воин, прославлено имя
Величьем страданий во имя Христа;
Своею любовью, делами своими
Ты всех покоряешь святыне Креста.

Услышь нас, молящихся, грешных собратий,
Гонимых, позоримых русских людей,
Разрушь злой совет инородческих ратей,
Избавь нас от козней продажных вождей.

Видна Тебе лютая наша тревога,
Ты знаешь, что многих корысть увлекла
И многие наши забыли про Бога
И стали рабами кромешного зла.

Рассей, о Георгий, соблазны измены,
Взыщи обезумевших блудных сынов
И к нам возврати их из вражьего плена,
Спаси, вразуми их, о Воин Христов!

Мы молим Тебя на коленях, рыдая -
Явись, Благодатный Герой, с небеси
С чудесным советом к Царю Николаю
И с Ним усмири всяк язык на Руси!

О сжалься, Георгий, над Русской Державой
И прежнюю силу подай Ты ей вновь
И снова затепли с немеркнущей славой
В сердцах наших веру, надежду, любовь!

Лев Катанский (Впервые опубликовано 23 апреля 1906 года в газете "Русское знамя")


"Объединяйтесь, русские люди. Я рассчитываю на вас"
Св. Царь Николай II Александрович

Кто молитву творя
Чтит народ и Царя,
В ком ни совесть, ни ум не шатается,
Кто под градом клевет
Русь спасает от бед, -
Черносотенцем тот называется.

Из монархического фольклора

Сегодня Россия на краю бездны. Воспользовавшись духовно-нравственной деградацией и волевой дряблостью доживавшего свой век коммунистического режима, власть в великой стране захватили русофобствующие радикал-либералы. Результаты их пятнадцатилетнего правления видны.

Россия распята "реформаторами" на демографическом кресте. Народ, прежде всего русский народ, вымирает катастрофическими темпами. На этом фоне Россия заселяется мигрантами из Азии и Африки, чуждыми русской духовности и русской культуре. Они создадут на наших просторах свое государство, свою цивилизацию. Им не нужна Россия, им не нужны наши святыни.

Русский народ разделен искусственными границами. Миллионы русских в бывших советских республиках были брошены на произвол судьбы. Три братских народа - великороссы, малороссы и белорусы - разъединены, а шустрые политиканы добывают политический капитал, сея рознь между Москвой, Киевом и Минском.

Геополитически Россия в результате "реформ" отброшена к допетровским временам. Добытые кровью и потом наших предков земли подарены либеральными управителями соседям. В результате убогой внешней политики у нас практически не осталось союзников.

Народное хозяйство страны в результате "прихватизации" и "реформ" понесло невосполнимые потери. Разрушены целые отрасли народного хозяйства. В результате долларизации экономики страна поставлена в жесткую зависимость от конъюнктуры рынка США. Понятие "продовольственная безопасность" давно забыто.

Наши потери можно перечислять долго. Но самое пожалуй главное преступное деяние радикал-либералов состоит в том, что в результате их чудовищных экспериментов нация ввергнута в состояние духовно-нравственного ступора.

Русский народ должен встрепенуться. Мы должны вспомнить, что мы - великий народ, вспомнить наших предков, не раз в своей истории ломавших хребет казалось бы непобедимым захватчикам. Мы должны сплотиться. Именно в самоорганизации русского народа залог спасения России.

В нашей недавней истории уже был такой опыт. В 1905 году внешние и внутренние враги России попытались воспользоваться неблагоприятным для нашей страны ходом Русско-японской войны, чтобы свергнуть законную власть. Страна была ввергнута в революционную вакханалию. Органы правопорядка были в растерянности. Тех, кто пытался сопротивляться, убивали террористы. Против высших государственных деятелей был развязан жесточайший террор. Под улюлюканье либеральной печати, под аплодисменты интернациональной шпаны. Враги Церкви и Царя вознамерились захватить, расшатанную революционными террористами власть. Они уже примеряли на свои курчавые головы шапку Мономаха.

И тогда на сцену истории вышел Его Величество Русский Православный Народ. Вышел с крестами и хоругвями, во главе со священнослужителями. Вышел и остановил революцию. Именно простые русские люди, объединившиеся в Союз Русского Народа, сумели очистить улицы от бунтовщиков, разогнать забастовщиков и демонстрантов. Потом клеветники утверждали, что Союз был создан властью и полицией. Это - ложь! Союз стал результатом самоорганизации Русского Народа.

Сегодня Россия снова остро нуждается в самоорганизации русских. Только так можно окончательно победить смуту и вернуть Россию на исторический путь своего развития.

Но мы не должны повторять ошибок наших предшественников. Нам нужно изучить их опыт, понять допущенные ими ошибки и постараться не допускать их в своей нынешней деятельности. Нам нужно прежде всего изучить опыт того Союза Русского Народа, который был создан в 1905 году св. прав. Иоанном Кронштадтским, игуменом Арсением, Александром Ивановичем Дубровиным, Аполлоном Аполлоновичем Майковым, Иваном Ивановичем Барановым, Николаем Евгеньевичем Марковым и другими русскими патриотами.


ГОСУДАРЬ, МЫ ВСЕ УМРЕМ ЗА ТЕБЯ

Зарождение Союза Русского Народа

Осенью 1905 года, когда революционными беспорядками были охвачены все крупные города Российской Империи, а убийства верных слуг Царя стали происходить едва ли не каждый день, по всей стране начали создаваться многочисленные черносотенные организации, призывавшие Русский народ становиться под знамена, на которых были начертаны священные для любого русского православного патриота слова: "Православие, Самодержавие, Народность". Среди них можно назвать возникшее в Санкт-Петербурге Общество активной борьбы с революцией и анархией, уже функционировавшие в столице Русское Собрание, Общество русских патриотов в Москве, Русское братство в Киеве, Патриотическое общество в Тифлисе, Царско-народное русское общество в Казани, Народную монархическую партию в Саратове, Союз "Белое знамя" в Нижнем Новгороде, Народную партию порядка в Курске, Самодержавно-монархическую партию в Иваново-Вознесенске и десятки других монархических организаций, звавших народ на борьбу с революцией.

Русский народ очнулся и по всей стране стал подниматься на борьбу с революционной крамолой, создавая для этих целей многочисленные национальные союзы, общества, организации. Но по-настоящему массовым, всероссийским движением стал Союз Русского Народа, сплотивший под свои знамена многие тысячи русских патриотов. Весьма символично, что Союз впервые заявил о себе 22 октября (4 ноября н.ст.) 1905 года, в день Праздника Казанской иконы Божией Матери, в день одоления смуты XVII века. В этот день состоялось первое организационное собрание будущего Союза, состоявшееся в Санкт-Петербурге.

Однако этому событию предшествовало малозаметное, но куда более важное в духовном плане событие. Вот что рассказывал о возникновении Союза игумен Воскресенского миссионерского монастыря под Петербургом о.Арсений, стоявший у истоков нарождавшейся организации: "В первых числах октября 1905 года прибыл я в Петербург из своей обители - Воскресенского миссионерского монастыря, встретил страх и ужас в народе от истребления православных. Толпа русского народа, узнав о моем прибытии, явилась ко мне за словом утешения. Моя квартира каждый день была переполнена плачущими. 12 октября Господь вложил мне благую мысль оказать противодействие революции открытием "Союза Русского Народа". Эта мысль тотчас же была объявлена мною собранию русских людей... Все одобрили мое предложение, и по чину святых Апостолов положили две записки пред иконою Тихвинской Божией Матери. С горькими слезами просили мы у Царицы Небесной благословения на открытие союза. Молитва наша была услышана. Взятый мною билетик оказался с благословением. После этого мы принесли благодарственное моление и приступили к открытию союза. Все мои почитатели с любовию спешили присоединиться к нам и между прочим - Александр Иванович Дубровин, которого единогласно мы избрали в председатели. Благодаря неутомимой энергии г. Дубровина, наш союз стал быстро разрастаться и привлек миллионы истинно-русских людей со всей России".

Как видим, организацию Союза Русского Народа благословила сама Царица Небесная! Вот в чем причины успехов Союза. Вот истинно-русский путь создания общественной организации!

Уже 8 (21) ноября 1905 года в день праздника Собора Архистратига Михаила и прочих Небесных Сил бесплотных был создан Главный Совет Союза Русского Народа. Председателем Союза был избран детский врач, доктор медицины Александр Иванович Дубровин. Его заместителями стали сын известного русского поэта А.Н.Майкова, художник, автор проекта нагрудного знака Союза Аполлон Аполлонович Майков, инженер Александр Иосифович Тришатный, казначеем - петербургский купец Иван Иванович Баранов, секретарем Совета - юрист, присяжный поверенный Сергей Иосифович Тришатный. Помимо них в первый состав Главного Совета вошли такие известные деятели черносотенного движения как неизменный защитник черносотенцев в судах, присяжный поверенный и публицист Павел Федорович Булацель, известный публицист, специалист по финансам и еврейскому вопросу Георгий Васильевич Бутми, председатель Совета петербургского Гостиного Двора купец Павел Петрович Сурин и другие.

Председатель Союза Русского Народа А.И.Дубровин так описывал первые шаги Союза: "Союз зародился в моей квартире. Мысль о нем зрела у меня с 9 января 1905 г. Как выяснилось, почти одновременно со мной тою же мыслью был охвачен и Аполлон Аполлонович Майков. Другие присоединились уже к нам. Первые шаги по образованию Союза были сделаны из моей квартиры, где и собирались вначале. Учредители в моем доме сделали и свои первые взносы, кто сколько мог...". Причем, как отмечал Дубровин, "работали все и несли свой труд идейно, без ожидания какого-либо вознаграждения, благодаря чему Союз разрастался незаметно, но быстро; волна оскорбленного чувства за поруганную Родину быстро разливалась по всему пространству униженной России, охватывала умы и сердца во всех слоях населения и привлекала к Союзу массу новых единомышленников".

21 ноября (4 декабря) 1905 года в праздник Введения во храм Пресвятой Владычицы нашей Богородицы и Приснодевы Марии Союз Русского Народа организовал в столице Российской Империи первый массовый митинг, который состоялся в Михайловском манеже. "Помню первый митинг Союза Русского Народа. Он состоялся в Михайловском манеже, - вспоминал один из лидеров черносотенцев Павел Александрович Крушеван. - На митинге собралось тысяч двадцать народу. Говорили члены Русского Собрания князь М.Н.Волконский, приват-доцент Б.В.Никольский, сотрудник "Нового времени" Н.А.Энгельгардт, доктор А.И.Дубровин, присяжный поверенный П.Ф.Булацель, В.М.Пуришкевич, два епископа... Митинг прошел при необычном воодушевлении, не поддающемся описанию. Это были величественные и потрясающие минуты народного объединения, которых никогда не забудут те, кому довелось пережить их. Все грани, все сословия и социальные перегородки исчезли; русский князь, носящий историческую старинную фамилию, стоял бок о бок с простолюдином и, беседуя с ним, волновался общими чувствами; тут же в толпе был и известный государственный деятель, были генералы, офицеры, дамы... Все перепуталось, все смешалось в какую-то кашу... Но над этой пестрой массой, сливая ее в одно существо, властно царила одна общая душа, душа народа, создавшего одно из величайших государств в мире, - и теперь угнетенная опасеньем, что и храм, созданный трудом десятков поколений, и народные жертвы, и подвиги предков - все это рухнет - бессмысленно под натиском врагов, которые уже рубят устои, поддерживающие священный храм".

28 ноября вышел в свет первый номер печатного органа Союза Русского Народа - газеты "Русское знамя". Газета с весьма символичным названием вскоре стала флагманом патриотической журналистики, боевым органо русского сопротивления смуте.

23 декабря 1905 года в канун Рождественского сочельника депутацию набиравшего силу Союза Русского Народа принял Государь Император Николай II. В состав весьма представительной депутации Союза, возглавляемой его руководителем А.И.Дубровиным, входило 24 чел., включая игумена Арсения, А.А.Майкова, А.И.Тришатного, И.И.Баранов, П.Ф.Булацеля и других. Во время Высочайшего приема о.Арсений преподнес Царю икону Архистратига Михаила, под сенью которого родился Союз, и сказал краткое приветственное слово. Дубровин зачитал адрес, в котором доложил Государю о быстром росте численности Союза, в чем он видел свидетельство того, что "почуяло сердце народное, что Союз Русского Народа сплотился для важного, неотложного дела". От имени Союза председатель заверил Монарха: "Мы, Государь, постоим за Тебя нелицемерно, не щадя ни добра, ни голов своих, как отцы и деды наши за Царей своих стояли, отныне и до века". В заключение Дубровин поднес Императору знаки члена Союза Русского Народа для Него и Наследника Цесаревича, прося принять их, дабы этой милостью осчастливить Союз. Государь, внимательно рассмотрев их, принял, поблагодарив Дубровина. Это было справедливо расценено союзниками как свидетельство того, что Царь и Цесаревич также стали членами единого Союза Русского Народа. А Аполлон Майков, зачитавший адрес от группы верноподданных жителей столицы, произнес краткую речь, которую пылко завершил: "Государь, мы все умрем за Тебя". Царь, милостиво принявший депутацию союзников, пожелал Союзу Русского Народа расти и процветать, выразив надежду, что с помощью Божией и Русского Народа Ему удастся совершить многое на благо России. Поблагодарив всех, Царь напутствовал монархистов: "Уповайте на Бога и надейтесь на Меня". Радостная весть о высочайшем приеме депутации Союза, о милостивом обращении Государя к союзникам и о принятии Им знаков члена организации способствовала дальнейшему росту рядов Союза, активизации его деятельности.

Еще одним знаменательным событием в жизни Союза Русского Народа стало торжественное освящение хоругви и знамени Союза, которое состоялось 26 ноября 1906 года в день памяти Святого Великомученика и Победоносца Георгия (освящение церкви Вмч. Георгия в Киеве) в Михайловском манеже в присутствии около 30 тысяч союзников. К общей радости собравшихся на это торжественное мероприятие прибыл о.Иоанн Кронштадтский, который, взойдя на возвышение, поклонился на все четыре стороны народу, ответствовавшему, в свою очередь, низким поклоном почитаемому батюшке. Кронштадтский пастырь сказал слово монархистам, суть которого сводилась к тому, что "как тело без души мертво, так и Россия без всепросвещающей Православной Веры и жизнетворной Самодержавной Власти мертва". Затем прибыл будущий Патриарх, а тогда епископ Сергий (Страгородский), и началось богослужение, завершившееся пением многолетия Государю и всему Царствующему Дому, а также основателям и руководителям Союза Русского Народа и вечной памяти всем павшим за Веру, Царя и Отечество. Окропив хоругвь и знамя Союза святой водой, о. Иоанн Кронштадтский с благоговением поцеловав знамя, вручил его преклонившему колена А.И.Дубровину, после чего черносотенцы, присутствовавшие на освящении хоругви и знамени, поклялись в верности Православию, Самодержавию и Русской Народности.


ПРАВОСЛАВИЕ, САМОДЕРЖАВИЕ, НАРОДНОСТЬ

Основные программные положения Союза

Время становления Союза Русского Народа совпало с попытками лидеров монархического движения объединить силы патриотов, причем уже к осени 1906 года Союз занял явно ведущее положение среди православно-патриотических организаций. 7 августа был официально утвержден устав Союза, который считался лучшим программным документом монархистов из-за ясности и точности формулировок и краткости объема. Устав объявлял целью Союза "развитие национального русского самосознания и прочное объединение русских людей всех сословий и состояний для общей работы на пользу дорогого нашего отечества - России единой и неделимой". Первый раздел был посвящен изложению программных положений, которыми намеревался руководствоваться Союз в своей деятельности. Устав определял, что благо родины состоит "в незыблемом сохранении Православия, русского неограниченного Самодержавия и Народности". Таким образом, Союз Русского Народа недвусмысленно заявил о своей приверженности сформулированной еще в XIX графом С.С.Уваровым триаде основ русского устроения "Православие, Самодержавие, Народность".

В главном документе Союза также отмечалось, что поскольку Русский Народ - народ православный, "Православной Церкви, которая должна быть восстановлена на началах соборности и состоять из православных, единоверцев и воссоединенных с ними на одинаковых правах старообрядцев, должно быть предоставлено первенствующее и господствующее в государстве положение". И в дальнейшем Союз строго следовал линии на объединение русских православных людей, придерживавшихся нового и старого обряда, и осуждал любые действия по дискриминации старообрядцев.

В отношении Самодержавия в уставе подчеркивались его богоустановленность, органичность и укорененность на Руси ("Самодержавие русское создано народным разумом, благословлено Церковью и оправдано историей"), сущность же его состоит "в единении Царя с народом". Причем в уставе особо отмечалось, что союзники вовсе не являются сторонниками прежнего порядка, когда "бюрократический строй заслонил светлую личность Царя от народа и присвоил себе часть прав, составляющих исконную принадлежность Русской Самодержавной власти", подчеркивая, что именно этот строй "привел Отечество наше к тяжелым бедствиям и потому подлежит коренному изменению".

Вместе с тем Союз Русского Народа подчеркивал, что изменения должны лишь содействовать устранению бюрократического средостения между Царем и народом, а не быть направленными к ограничению власти Монарха. В отношении же Государственной Думы декларировалось, что в России должна быть не подобием европейского парламента, но органом для "непосредственной связи между державною волею Царя и правосознанием народа".

Третий член триады был сформулирован союзниками ясно и лаконично: "Русской народности, собирательнице земли Русской, создавшей великое и могущественное государство, принадлежит первенствующее значение в государственной жизни и в государственном строительстве". При этом в примечаниях к Уставу отмечалось, что Союз Русского Народа "не делает различия между великороссами, белороссами и малороссами"; что "все учреждения государства Российского объединяются в прочном стремлении к неуклонному поддержанию величия России и преимущественных прав русской народности, но на строгих началах законности, дабы множество инородцев, живущих в нашем отечестве, считали за честь и за благо принадлежать к составу Российской Империи и не тяготились бы своей видимостью"; что "русский язык есть господствующий язык Российской Империи для всех населяющих ее народов".

В уставе особо отмечалось, что Государственная Дума "должна быть национально-русскою". Отдельный пункт был посвящен пониманию Союзом ближайших задач власти, которые должны состоять в "установлении строгого порядка и законности на твердых началах свободы слова, печати, собраний, союзов и неприкосновенности личности, но с установлением правил, определяющих границы указанной свободы, дабы не нарушался государственный правопорядок и не затрагивались бы права отдельных лиц и дабы она сама была ограждена от произвола".

Следующий раздел устава был посвящен деятельности Союза, в нем определялись ее основные направления. Союз Русского Народа намеревался проводить в жизнь свои цели прежде всего посредством участия в выборах в Государственную Думу. Однако в уставе четко проводилась мысль, что Союз - это не парламентская партия европейского типа. А потому особенное внимание организация намеревалась уделять просвещению народа в духе Самодержавия для распространения среди народа "христианских начал, укрепляющих патриотическое чувство и чувство долга перед Отечеством, обществом и семьею". Просветительская деятельность должна была осуществляться посредством открытия школ, устройства чтений, собраний, бесед, распространения книг, издания своих газет, журналов и т.п. Союз также получал право строить церкви, приюты, дома трудолюбия, учреждать кассы взаимопомощи и другие промышленно-сберегательные товарищества для поднятия материального благосостояния своих членов и их прочного объединения. В уставе было заявлено даже о намерении основать в дальнейшем "Всероссийский банк Союза Русского Народа" для объединения торгово-промышленного класса и с целью поднятия исключительно русской торговли и промышленности, а также для доставления крестьянам дешевого кредита и возможности продавать свои продукты непосредственно потребителям, а не перекупщикам.

Последующие разделы Устава Союза Русского Народа посвящались вопросам внутреннего устройства, средствам и организации отчетности в Союзе. Устав определял, что членами Союза могут быть "только природные русские люди обоего пола, всех сословий и состояний, преданные целям Союза, давшие признание, что они твердо осведомлены о целях Союза, и давшие при вступлении обещание не вступать в общение с какими-либо тайными сообществами, а также какими-либо организациями, преследующими цели, несогласные с задачами Союза". Позднее было введено особое обещание члена Союза при вступлении: "Я, нижеподписавшийся, даю сие обещание в том, что, твердо осведомившись о целях Союза, буду исполнять возлагаемые на меня обязанности члена Союза по крайнему моему разумению и силам, храня верность Его Императорскому Величеству Государю Императору и Самодержцу Всероссийскому, памятуя лишь о благе и пользе России и отстаивая вековые заветы родины: Православие, Самодержавие и Народность". В отношении лиц не коренного русского происхождения и инородцев устав предполагал особый способ приема - единогласное постановление соединенного собрания членов Совета и членов-учредителей. Но устав однозначно определял, что "евреи в члены Союза никогда допущены быть не могут, даже в том случае, если они примут христианство".


РУСЬ ИДЕТ. РАСПОЛЗАЙТЕСЬ ГАДЫ

Численность Союза Русского Народа

Союз Русского Народа рос стремительно, его отделы открывались по всей России. Уже 26 ноября 1905 года был открыт отдел Союза в Ярославле, который возглавил известный в городе глазной врач Иван Николаевич Кацауров. 22 января 1906 года усилиями помещика Николая Ниловича Ознобишина и писателя Владимира Андреевича Балашева был открыт московский отдел. В тот же день отдел Союза был создан в Новгороде, а 4 февраля - в Одессе. Всего же на начальном этапе деятельности организации было открыто около 60 отделов Союза.

Это было поистине время победного шествия Союза Русского Народа по России. В 1906-1908 годах Черная Сотня (совокупность русских православно-патриотических организаций, стоявших на платформе триады "Православие-Самодержавие-Народность") становится самым массовым общественно-политическим движением. Изданный в конце 1906 года список включал 272 патриотических организации, действовавших в более чем 200 городах и селах Российской Империи. По подсчетам Департамента полиции в это время черносотенцев насчитывалось около 500 тысяч человек. Современный исследователь Ю.И.Кирьянов называл для первой половины 1906 года цифру в 400 тысяч человек. Сами же черносотенцы числили в своих рядах значительно большее число единомышленников - до трех миллионов. Столь разительное расхождение в цифрах объясняется разной методологией подсчета. Полиция, несомненно, подсчитывала только более-менее активных участников черносотенного движения. Но были еще и пассивные члены, и таких, естественно, было значительно больше. Это - те, кто разделял идеологию черной сотни, кто заявлял о своем согласии с целями и практическими действиями черносотенцев. Например, руководитель Почаевского отдела Союза архимандрит (впоследствии зарубежный архиепископ) Виталий (Максименко) привез в 1911 году с Волыни в Петербург черносотенную петицию, под которой стояли подписи 1 миллиона человек (большинство из них, разумеется, формально не состояли в патриотических организациях). Таким образом, только на Волыни у черносотенцев был миллион сочувствующих! Стоит заметить, что практически все тогдашние партии России имели расплывчатые критерии членства.

Но даже если взять на вооружение минимальную цифру (400 тысяч человек), то при сравнении с численностью других политических организаций станет очевидным вся нелепость широко распространенного мифа о маргинальности и малочисленности Черной Сотни. Так, октябристы числили в своих рядах около 80 тысяч человек, кадеты - до 70 тысяч, эсеры - около 50 тысяч, социал-демократы всех толков и течений - около 30 тысяч человек. Таким образом, черносотенцы в начальный период своей деятельности не только были самой многочисленной политической силой, но их численность превышала совокупную численность всех остальных партий.

Поэтому неудивительно, что в 1906-1908 годах Черная Сотня представляла собой такую силу, которая наводила ужас на революционеров и либералов. Один из руководителей движения астраханский купец Нестор Тиханович-Савицкий в январе 1907 года обращался к либералам со следующими грозными словами: "Грозный призрак "Союза Русского Народа", который вас так страшит, не призрак; это - тот самый русский народ поднимается, над чувствами которого вы издевались; и который потребует уже скоро вас к ответу. Это встает грозный Мститель за поруганную честь России, за ее, растоптанное вами, знамя. "Союз Русского Народа" растет, отделы его покрывают всю Россию... Ни ваша злоба, ни ваши вопли, ни хватанье за правительство не остановят могучий рост Мстителя... Он освободит Россию от вас и выведет ее на тот путь истинной свободы народной, на котором не место вам, презренным обманщикам! Русь идет. Расползайтесь гады".

А поэтесса Лидия Кологривова в своем стихотворении "Русь идет" в восторге восклицала:

Довольно смута ликовала,
Глумясь над нами в час беды.
Довольно! Родина устала
От нестроенья и вражды,

Рассеяв лживые обманы
И отряхнув тяжелый гнет,
Чтоб залечить Отчизны раны,
В строю сомкнутом Русь идет.

В борьбе коварной и неравной
Изнемогал наш край родной,
В пыли был попран стяг державный
Крамол мятежною толпой.

Но день настал, страна прозрела,
Пришел к сознанию народ,
И клич врагам кидает смело:
"Долой с дороги! Русь идет!"

Идет та Русь, что в дни былые,
Невзгоды вынося не раз,
Ярмо преемников Батыя
Сломить сумела в добрый час,

Русь, отражавшая без страха
Племен враждующих налет,
Донского Русь, Русь Мономаха,
И Русь Пожарского идет.

На подвиг доблестный спасенья
Ее Господь благословил,
Дал ей залогом одоленья
Живой прилив народных сил.

Хоругвь - ее родное знамя,
И крест святой - ее оплот,
Вперед, сомкнутыми рядами,
Неудержимо Русь идет.


МЫ - НЕ ПАРТИЯ, МЫ И ЕСТЬ САМ РУССКИЙ НАРОД

Социальный Состав Союза Русского Народа

Союз Русского Народа отнюдь не был организацией городских люмпенов, которых якобы использовало "реакционное дворянство" для сохранения своих сословных привилегий. Это лживое утверждение широко распространенное как в либеральной, так и в советской историографии не имеет под собой абсолютно никаких оснований. На деле же, Союз Русского Народа, как и Черная Сотня в целом, был по-настоящему демократическим (т.е. всенародным) и всесословным общественно-политическим движением. В его составе были широко представлены все сословия России: от рабочих, крестьян и мещан до иерархов Церкви и представителей старинных аристократических семейств.

В Союзе Русского Народа были представлены все сословия Российской Империи, и фактически Союз являлся слепком с социальной структуры российского общества. Неслучайно вожди Союза любили повторять, что Союз Русского Народа - это не партия, он и есть сам русский народ.

Союз активно поддерживали представители русского православного духовенства. Архиереи и священники нередко были руководителями местных отделов Союза. Практические все выдающиеся русские иерархи так или иначе принимали участие в деятельности Союза. Достойно также внимания, все три Патриарха Русской Церкви были в рядах союзников. Святейший Тихон (Беллавин) во время своего служения на Ярославской кафедре был почетным председателем Ярославского отдела Союза, Святейший Алексий (Симанский) в бытность ректором Тульской семинарии был председателем Тульского отдела Союза и даже Святейший Сергий (Страгородский), имевший репутацию завзятого либерала, лично освящал хоругвь и знамя Союза Русского Народа.

Помимо духовенства руководящую роль в Союзе играли представители русской национальной интеллигенции, научной и культурной элиты России. Все вожди Союза имели высшее образование (Александр Иванович Дубровин окончил Медико-хирургическую академию, Николай Евгеньевич Марков - Институт гражданских инженеров, Владимир Митрофанович Пуришкевич - историко-филологический факультет Новороссийского университета). Членами Главного Совета и руководителями местных организаций были выдающиеся деятели отечественной науки и культуры. Заместителем Дубровина по Союзу долгое время был выдающийся филолог академик Алексей Иванович Соболевский. Активным деятелем Союза в Киеве был один из столпов отечественной дерматологии профессор Петр Васильевич Никольский. Монархические организации в Харькове создавал выдающийся историк, знаток европейского средневековья профессор Андрей Сергеевич Вязигин. Одним из руководителей черносотенного движения в Петербурге был юрист и литературовед, первый публикатор произведений Александра Блока профессор Борис Владимирович Никольский. Видным деятелем монархического движения был профессор медицины ректор Новороссийского университета Сергей Васильевич Левашев. Членами Союза Русского Народа были также филолог, профессор Иван Петрович Созонович, историк профессор Юлиан Андреевич Кулаковский, геолог профессор Петр Яковлевич Армашевский, историк профессор Тимофей Дмитриевич Флоринский, писатель князь Михаил Николаевич Волконский, философ и математик барон Михаил Фердинандович Таубе, философ права и экономист, профессор Владислав Францевич Залеский, и многие другие.

Среди членов-учредителей и руководителей отделов Союза Русского Народа было немало представители купечества: петербургские купцы Елена Адриановна Полубояринова, Иван Иванович Баранов, Василий Львович Воронков, Павел Петрович Сурин, астраханский купец Нестор Николаевич Тиханович-Савицкий, киевский купец Федор Яковлевич Постный и другие.

В составе Союза Русского Народа также было много ремесленников, кустарей, мелких служащих и других городских жителей. При этом в деятельности Союза также активно принимали участие и рабочие, что по понятным причинам старательно замалчивалось в советское время. На целом ряде фабрик и заводов Петербурга существовали довольно сильные отделы Союза, особенно на Путиловском и Невском судостроительном (Семянниковском) заводах. Рабочие Иваново-Вознесенска создали Самодержавно-монархическую партию, которая состояла в основном из представителей рабочего класса и депутацию от которой 16 февраля 1906 года принял Государь. Позднее Самодержавно-монархическая партия объединилась с Ярославским отделом Союза Русского Народа, в составе которого к тому времени уже было около 2000 рабочих. В Киеве был создан Союз Русских Рабочих под председательством рабочего Клеоника Цитовича, который объединял в своих рядах свыше трех тысяч человек. В Екатеринославе на заводе Брянского общества был создан отдел, в котором состояло свыше четырех тысяч человек.

Однако подавляющее большинство членов Союза составляли крестьяне. Особенно активной поддержкой со стороны крестьянства пользовался Союз в тех губерниях, где был силен инородческий и иноверческий гнет. К примеру, в Волынской губернии, где Почаевская Лавра, возглавляемая архимандритом Виталием (Максименко), была центром не только православной борьбы с католическим прозелитизмом, но и оплотом национальной борьбы с еврейским гнетом, в отделы Союза крестьяне записывались целыми селами. Поэтому справедливым было бы отметить, что основу организации составлял простой русский народ.

В национальном отношении, Черная Сотня была, прежде всего, движением русского народа. Но активное участие в патриотическом движении принимали и обрусевшие инородцы, ставшие искренними русскими патриотами и нередко занимавшие руководящие посты в Союзе Русского Народа и близких ему по духу организациях. Среди них были немцы по происхождению В.А.Грингмут и барон В.Ф.Таубе, поляки В.Ф.Залеский и С.К.Глинка-Янчевский, молдаване П.А.Крушеван и Г.В.Бутми-де-Кацман, грузин И.А.Думбадзе, француз В.Ф.Доррер, голландец граф Н.Ф.Гейден и другие. Таким образом, в свои ряды Союз Русского Народа охотно принимал и обрусевших инородцев, не отделявших себя от исторической России. В приеме в ряды монархических организаций отказывалось только евреям, а в вероисповедном отношении - только иудеям.


СВЯТЫЕ ЧЕРНОСОТЕНЦЫ

Нравственный облик Союза Русского Народа

Особо следует сказать о таком факте, что Черная Сотня была единственным общественно-политическим движением, во главе которого стояли святые. Известно, что святой праведный отец Иоанн Кронштадтский постоянно поддерживал Союз Русского Народа. Он лично присутствовал на торжестве освящения хоругви и знамени Союза, передал на нужды организации громадную по тем временам сумму в 10 тысяч рублей. При этом о. Иоанн был не только жертвователем, но и формально состоял членом Союза, собственноручно написав заявление под номером 200787 следующего содержания: "Желая вступить в число членов Союза, стремящегося к содействию всеми законными средствами правильному развитию начал Русской государственности и русского народного хозяйства на основах Православия, Неограниченного Самодержавия и Русской Народности, - прошу зачислить меня, как единомышленника". А 15 октября 1907 года постановлением Главного Совета Союза Русского Народа Всероссийский Батюшка был избран пожизненным почетным членом организации, приняв это избрание с благодарностью. 19 октября того же года в день Ангела высокочтимого пастыря депутация Союза Русского Народа во главе с графом Эммануилом Коновницыным поднесла о.Иоанну грамоту, в которой говорилось: "Главный Совет Союза Русского Народа единодушно призывает Тебя, почитаемый пастырь, оказать делу служения его на благо великой Русской Народности непрестанную молитвенную защиту перед Престолом Бога Вечного, Ему же ты, Отче, служил уже 52 года, яко верный сын Царя и Церкви Христовой. Алкая и жаждая духовной близости к тебе и единения с тобою, Добрый Пастырь, Главный Совет Союза Русского Народа... избрал тебя единогласно в свои почетные члены".

Сам всероссийский батюшка внимательно следивший за деятельностью монархистов-черносотенцев в октябре 1906 года в телеграмме Киевскому Съезду Русских Людей писал: "Восторженно слежу за речами и деяниями Съезда и благодарю от всего сердца Господа, смилостившегося над Россией и собравшего около колыбели русского христианства верных чад Своих для единодушной защиты Веры, Царя и Отечества". Кончина кронштадтского "маяка Православия" стала тяжелой утратой для Союза - знаменательно, что раздоры и нестроения в этой крупнейшей православно-патриотической организации начались только после его блаженной кончины.

Во главе многих местных отделов Союза Русского Народа и других патриотических организаций стояли архипастыри и пастыри прославленные Русской Православной Церковью в сонме Новомучеников и Исповедников Российских. Так, Святейший Патриарх Тихон (Беллавин) являлся почетным председателем Ярославского отдела Союза Русского Народа; священномученик митрополит Серафим (Чичагов) - Аккерманского отдела Союза; священномученик митрополит Владимир (Богоявленский), оказывавший всемерную поддержку монархическому движению в Москве, заявлял, что тот "кто чувствует себя русским, тому естественно быть членом Союза Русского Народа"; священноисповедник митрополит Агафангел (Преображенский) поддерживал ярославских черносотенцев; священномученик архиепископ Андроник (Никольский) был почетным председателем Новгородского и Пермского отделов Союза и даже составил книгу "Беседы о Союзе Русского Народа", в которой не только защищал черносотенцев от необоснованных нападок, но и обосновывал с позиций Православной Церкви многие постулаты монархической идеологии. Священномученник епископ Макарий (Гневушев) был одним из руководителей монархического движения в Киеве и Москве; священномученик епископ Гермоген (Долганов) был вдохновителем и организатором Всероссийского Братского Союза Русского Народа в Саратове; священномученик епископ Ефрем (Кузнецов) активно участвовал в деятельности близкого Союзу Русского Народа Русского Народного Союза имени Михаила Архангела; священномученик протоиерей Иоанн Восторгов был признанным лидером Черной Сотни в Москве и организатором монархических отделов в Сибири и на Дальнем Востоке.

И это далеко не полный список. В монархическом движении участвовали и священномученик митрополит Вениамин (Казанский); и священномученик протоиерей Евграф Еварестов; и канонизированный Зарубежной Церковью священномученик протоиерей Михаил Алабовский. Многие святые черносотенцы, принявшие мученическую кончину за Веру, Царя и Отечество еще ждут своего прославления.

Можно также со всей определенностью сказать, что все выдающиеся русские архиереи начала ХХ века так или иначе были причастны к Черной Сотне, не говоря уже о священниках. Поэтому нужно признать правоту лютого ненавистника Православия Ленина, когда он называл русское духовенство черносотенным - оно и вправду было таковым. А для русского православного патриота активное участие в рядах Союза Русского Народа и других черносотенных организаций святых, должно стать достаточным свидетельством нравственной чистоты черносотенного движения.


ПОГРОМЫ

Миф о черносотенном терроре

Черносотенцев обвиняли (да и до сих пор продолжают обвинять) в том, что, якобы православно-патриотические организации (и прежде всего Союз Русского Народа) выйдя на борьбу с революционной смутой создали в стране режим "черного террора", физически устраняя своих политических противников и организовывая кровавые еврейские погромы.

Однако попытки доказать террористический характер черносотенных организаций при беспристрастном анализе не выдерживают никакой критики. Многие десятилетия враги Черной Сотни, муссировали вопрос о причастности членов Союза Русского Народа к убийству трех депутатов Государственной Думы кадетов М.Я.Герценштейна и Г.Б.Иоллоса, а также трудовика А.Л.Караваева. Причем, последнего припоминают и сейчас, хотя даже советский суд, отнюдь не заинтересованный в "обелении" черносотенцев в 1920-х годах не смог найти следов участия ни членов Союза Русского Народа, ни других патриотических организаций в убийстве Караваева, установив, что оно носило бытовой характер (врач Караваев был убит одним из своих пациентов, при соучастии его прислуги). Об убийстве Герценштейна, прославившегося своей циничной фразой, что поджоги дворянских поместий - это иллюминации, в 1906 года и Иоллоса в 1907 году, находясь на твердой почве фактов, можно сказать, что следствию (надо заметить, весьма пристрастному) удалось установить только лишь причастность к убийству некоторых лиц, имевших отношение к Черной Сотне, и не более того.

Впрочем, как писал Василий Шульгин, в те годы близкий к Черной Сотне, о двух убитых евреях - Герценштейне и Иоллосе - "российская печать кричала больше, чем о сотнях и тысячах в эту же эпоху убитых русских". И был абсолютно прав, так как шумиха по поводу "злодейского убийства черносотенцами Герценштейна и Иоллоса" поднималась и поднимается еще и для того, чтобы скрыть очевидный факт, - факт массового террора против монархистов, который осуществляли революционные террористы при одобрении и поддержке "добропорядочных" российских либералов.

В 1906-1907 годах были совершены покушения на видных деятелей Союза Русского Народа: руководителя Одесского отдела графа Алексея Ивановича Коновницына; председателя Почаевского отдела, настоятеля Почаевской Лавры архимандрита Виталия (Максименко); почетного председателя Тифлисского патриотического общества священника Сергия Городцева (будущего митрополита Варфоломея); руководителя Симферопольского отдела Союза Русского Народа Семена Гранкина; основателя и руководителя общества "Двуглавый Орел" Григория Иосифовича Вишневского; одного из организаторов Киевского отдела Союза купца Федора Постного и многих других. Всем им тогда удалось избежать смерти (о. Сергий Городцев чудом выжил после тяжелого ранения, террористы тяжело ранили стоявшую рядом с отцом дочь Гранкина и младшего брата Вишневского, шедшего рядом с братом).

Однако главным объектом революционного террора были не руководители, а простые рабочие и крестьяне, вступавшие в Союз. Именно они чаще всего становились жертвами "революционной расправы". По данным, которые приводил в своей книге "Борьба за правду" присяжный поверенный Павел Булацель только с февраля 1905 по ноябрь 1906 года, т.е. менее чем за два года были убиты и тяжело ранены 32 706 (!) человек простого народа, не считая (!!) представителей органов правопорядка, офицеров, чиновников, дворян и сановников.

Не удивительно, что среди убитых было немало руководителей местных отделов и активистов Союза Русского Народа. Мастер железнодорожных мастерских Ростова-на-Дону Иван Башков, волостной старшина села Вержиево Нежинского уезда Черниговской губернии Петр Дудченко, главный мастер инструментального цеха мастерских Владикавказской железной дороги Иван Дорошенко, крестьянин села Шаповаловка Борзенского уезда Черниговской губернии Митрофан Гирченко, крестьянин села Верхне-Белозерское Таврической губернии Иван Шило, железнодорожный рабочий из Одессы Евдоким Лопаткин, столяр железнодорожных мастерских Уфы Дмитрий Попов, маляр из Красноуфимска Григорий Данилов и многие другие. Этот скорбный синодик русских рабочих и крестьян, ставших первыми жертвами красного террора открывают петербургские рабочие Василий Королев и Алексей Барабанов, погибшие в результате теракта в харчевне Союза Русского Народа "Тверь" за Невской заставой, который произошел 27 января 1906 года.

Видный деятель монархического движения Виктор Павлович Соколов отмечал в своей речи в 1911 году, что левые обвиняют Союз в политических убийствах, тогда как, на самом деле, на расстрелы своих товарищей революционерами союзники отвечали панихидами, под бомбами и градом пуль они шли крестными ходами... Да и разве могли действовать иначе православные патриоты, выдвинувшие из своих рядов целый сонм Новомучеников и Исповедников Российских? Разве дал бы святой праведный отец Иоанн Кронштадтский свое благословение Союзу, а тем более вступил бы он в его ряды, если бы Союз Русского Народа был причастен к тем преступления, в которых его обвиняли недоброжелатели и враги исторической России?

Безусловно, террор со стороны революционеров, неспособность полиции навести порядок и призвать к ответу организаторов и подстрекателей смуты вынуждали союзников давать определенный отпор распоясавшимся преступникам. Союз Русского Народа в разгул смуты прилагал усилия по созданию собственных дружин самообороны, главной задачей которых было поддержание порядка во время монархических шествий, собраний и прочих. В некоторых местах, там, где особенно бесчинствовали революционные банды и "еврейские самообороны", эти дружины имели в своем распоряжении оружие. Наиболее многочисленной и активной была одесская "Белая гвардия", существовали рабочие дружины при заводских отделах Союза в Санкт-Петербурге и Москве. Однако все они, сразу после воцарения в России относительного порядка сложили свое оружие.

Что же касается обвинения членов Союза Русского Народа в организации еврейских погромов, то они также моментально рассеиваются при проверке их конкретными фактами. Ведь достаточно привести хотя бы такой один принципиально важный аргумент, как тот, что на деле все основные погромы прошли в то время, когда Союза Русского Народа просто не существовало. На это обращал внимание еще упоминавшийся выше товарищ председателя Главного Совета Союза В.П.Соколов, который 29 апреля 1911 года выступил на собрании организации с речью, посвященной опровержению клеветы левой печати по адресу Союза. В своем выступлении Соколов резонно заметил, что "левая печать, обвиняя Союз в устройстве жидовских погромов, сознательно закрывает глаза на то обстоятельство, что главная полоса погромов относится к тому времени, когда Союз и не существовал. А последний белостокский погром имел место тогда, когда там не было отдела Союза".

Уже в наше время известный литературовед и историк Вадим Кожинов повторил этот аргумент, уточнив существенные детали: с момента образования Союза Русского Народа в Российской Империи произошло только три еврейских погрома, но все в Царстве Польском, где отделов Союза попросту не существовало. А то, что либералы и социалисты называют "еврейскими погромами", на деле было реакцией русского народа на столь массовое участие евреев в революционном движении. При всей пристрастности советских, да и постсоветских историков, им не удалось найти ни одного документа, ни одного обращения, ни одной листовки в которых бы руководство Союза Русского Народа призывало бы народ к погромам. Являясь по большей части православными, глубоко верующими людьми, монархисты-черносотенцы всегда выступали с осуждением любого самосуда и насилия, чем бы они не мотивировались, и от кого бы не исходили. Лучше всего позицию Союза в отношении еврейских погромов выразил его председатель Александр Иванович Дубровин, который всегда лично осуждал погромы, но при этом отмечал, что евреи своими преступлениями против русского народа, довели наш народ до преступления, т.е. до погромов.


ДОМ, РАЗДЕЛИВШИЙСЯ В СЕБЕ

Расколы в Союзе Русского Народа

К сожалению, период наивысшего расцвета Союза Русского Народа стал и временем начала внутренней борьбы и усобицы внутри Союза. Началось все с борьбы за власть между председателем Главного Совета Александром Дубровиным и товарищем председателя Совета Владимиром Пуришкевичем. Последний, взяв на себя всю организационную работу, а также издательскую деятельность, постепенно начал вести себя как фактический руководитель Союза. Пуришкевич не стеснялся рассылать циркуляры по Союзу за своей подписью, не считал нужным согласовывать свои действия с Дубровиным и Главным Советом, пытался самостоятельно определять стратегию организации и т.д.

В результате произошел неизбежный конфликт между Дубровиным и Пуришкевичем. На одном из съездов Союза летом 1907 года по инициативе сторонников Дубровина было принято специальное постановление, смысл которого состоял в том, что ни один из документов Союза Русского Народа не может считаться таковым, если он не заверен личной подписью председателя. Это постановление не оставляло амбициозному Пуришкевичу никаких шансов стать во главе Союза, к чему он, несомненно, стремился.

В тоже время, и среди некоторых других членов Союза назревало недовольство "диктаторской" политикой Дубровина. Так, группа членов-учредителей Союза Русского народа, среди которых были В.Л.Воронков, В.А.Андреев и др., обратилась к видному союзнику, члену Главного Совета Союза - графу А.И.Коновницыну с жалобой на поведение Дубровина, на отсутствие финансовой отчетности в Союзе и другие нарушения устава. Оскорбленный Дубровин заявил, что он "родил Союз", а когда Союз окреп и разросся, его хотят отстранить от руководства организацией "как ненужную вещь", потребовал исключить протестантов из Союза.

Сложившейся ситуацией воспользовался Пуришкевич, не смирившийся с тем, что его попытка узурпирования власти в Союзе была пресечена, и 8 ноября 1907 года вместе с покинувшими, либо исключенными членами Союза Русского Народа создал новую черносотенную организацию - Русский Народный Союз имени Михаила Архангела. Единственным существенным отличием новой организации от Союза Русского Народа было признание Государственной Думы и, соответственно, необходимости для монархистов стремиться к участию в ее работе.

Между тем, расколы внутри Союза начались и на региональном уровне. В марте 1908 года раскол произошел в Одесском отделе Союза Русского Народа, в результате которого сторонники графа А.И.Коновницына исключили из Союза обвиненного в клевете видного одесского черносотенца Б.А.Пеликана и группу его единомышленников. Схожая ситуация произошла и в Москве. В конце июня 1908 года группа учредителей московского отдела Союза добилась отстранения с руководящих должностей в губернском Совете протоиерея Иоанна Восторгова и архимандрита Макария (Гневушева), и передачи полномочий председателя Совета основателю московского отдела Н.Н.Ознобишину. В ответ группа сторонников о. Иоанна Восторгова в ноябре того же года учредила самостоятельный Московский Союз Русского Народа, - независимую от Главного Совета организацию. В свою очередь, Главный Совет Союза Русского Народа, возглавляемый Дубровиным зачислил Московский Союз Русского Народа в число враждебных и сугубо вредных организаций, а Пуришкевич, возглавивший Русский Народный Союз имени Михаила Архангела, поспешил наладить с протоиереем Восторговым самые тесные отношения.

Все эти неурядицы и столкновения личных амбиций и самолюбий вносили разброд и шатание в ряды союзников, но до поры до времени не могли разрушить Союз. Однако вскоре в Союзе Русского Народа произошел настоящий раскол. Камнем преткновения для Черной Сотни стало отношение к Манифесту 17 октября и Государственной Думе, которые ставили монархистов в двусмысленное положение. С одной стороны, как истинные сторонники Самодержавия они не могли не отвергать любое поползновение на ограничение власти Царя, а Манифест положил этому начало. С другой стороны, Манифест был дан Государем, а потому всякий монархист-черносотенец был обязан ему повиноваться. Эта коллизия, наряду с личными амбициями членов организации стала одной из причин раскола крупнейшей черносотенной организации Российской Империи.

Если Дубровин являлся принципиальным противником Государственной Думы и выступал за неограниченное Самодержавие, то другой видный член Союза, депутат Государственной Думы и лидер курских черносотенцев Н.Е.Марков утверждал, что Дума вовсе не ограничивает Самодержавия и без нее "России не существовать". Противоречия между Дубровиным и Марковым отражали действительно серьезную проблему. Дубровин был прав в недоверии к бюрократии и к Думе, справедливо подозревая сановников и депутатов в том, что они при случае предадут Царя. В свою очередь Марков был прав в понимании идеи Монархии, в том, что главная добродетель монархиста - повиновение воле Государя.

Результатом этих противоречий стал затяжной (с 1909 по 1912 год) и мощный раскол Союза Русского Народа, от которого организация так и не смогла оправиться. Начался раскол с предательства одного из близких к Дубровину членов Союза Пруссакова, который из корыстных соображений в начале 1909 года вышел из Союза и опубликовал в газетах сведения о причастности Дубровина и других руководителей организации к убийству депутата-еврея Герценштейна. Одновременно была предпринята попытка отравить Дубровина. Больной лидер Союза, опасаясь пристрастного финляндского суда (Герценштейн был убит на территории Финляндии), уехал в Ялту, под защиту ялтинского градоначальника и покровителя Союза генерала И.А.Думбадзе. Этими обстоятельствами решили воспользоваться противники Дубровина в Союзе.

Результатом ослабления позиций председателя Союза стал "тихий переворот" в Союзе. Началось с того, что в декабре 1909 года, пользуясь отсутствием Дубровина в Петербурге, провела на должность товарища председателя Главного Совета Союза руководителя петербургского отдела, человека умеренных взглядов графа Эммануила Ивановича Коновницына. Дубровину было предложено сложить с себя председательские полномочия и остаться лишь в должности почетного председателя и основателя Союза, а всю текущую работу передать в руки своего нового заместителя. Затем, в течение 1910 года из состава Главного Совета были выведены все сторонники бывшего председателя, а вместо контролируемого Дубровиным "Русского знамени", органами нового Главного Совета стали газета "Земщина" и журнал "Вестник Союза Русского Народа". Таким образом, руководство Союза Русского Народа было полностью обновлено, в связи с чем, противники Дубровина захватившие власть в Союзе стали именоваться "обновленцами" или "басковцами" (по месту расположения обновленного Главного Совета, который из дома Дубровина переехал в помещение, находящееся в Басковом переулке).

Между тем, сторонники Дубровина не смирились с переворотом в Союзе и начали борьбу за местные отделы Союза. В провинцию устремились агитаторы и от противников Дубровина. В конце 1911 года сторонники Дубровина провели в Москве съезд, на котором был упразднен "обновленческий" Главный Совет во главе с графом Коновницыным и был избран новый. Его возглавили Дубровин и два его заместителя - купчиха Е.А.Полубояринова и академик А.И.Соболевский. В ответ на действия "дубровинцев" их противники провели в мае 1912 года свой съезд, который принял прямо противоположные решения. Выходом из этой тупиковой ситуации стало создание Дубровиным в августе 1912 года самостоятельного Всероссийского Дубровинского Союз Русского Народа. А в ноябре того же года Союз Русского Народа официально возглавил Николай Марков.

Таким образом, с 1912 по 1917 год в России параллельно существовало сразу два Союза Русского Народа, что не могло не нанести непоправимого ущерба престижу организации, не оттолкнуть от погрязшего в раздорах Союза части его членов и переносу раскола на местные организации, многие из которых просто перестали существовать. Словом, черносотенцы уничтожали сами себя. "И как правительству опираться на нас, - с горечью писал архимандриту Макарию (Гневушеву) о. Иоанн Восторгов, - если мы сами друг друга едим".

Несмотря на попытки союзников преодолеть пагубный раскол, объединиться монархистам-черносотенцам так и не удалось. С 1912 Союзы Русского Народа - Дубровинский и Марковский - двигались параллельными курсами, принимали по сути одинаковые решения, боролись с одними и теми же врагами, но тщательно избегали даже намека на родство между двумя организациями, предпочитая действовать обособленно. В результате, расколы и внутренняя борьба внутри когда-то крупнейшей и влиятельнейшей черносотенной организации Союза Русского Народа привели к 1917 году практически к параличу деятельности Союза, не оказавшегося в новых условиях способным противостоять революции.


РОЛЬ ПРАВИТЕЛЬСТВА В РАЗВАЛЕ ПРАВЫХ

Союз Русского Народа и чиновничество

Одной из серьезных причин расколов и упадка Союза Русского Народа и черносотенного движения в целом также были и козни высших сановников и бюрократии в целом. Большинство царской бюрократии было духовно близко к либералам и охранители-черносотенцы, как считали чиновники, представляли собой некий пережиток прошлого, компрометировали власть в глазах "передовой" и "культурной" общественности. В свою очередь и члены Союза Русского Народа отвечали либерально настроенным чиновникам взаимностью, требуя от них либо публичного исповедания своего монархического мировоззрения, либо ухода в отставку. Черносотенцы неоднократно подчеркивали, что критика таких сановников не только не является преступлением, но, напротив, есть прямая обязанность истинных монархистов, которые должны питать безграничную преданность и быть верноподданными только Царя, но отнюдь не Его министров.

Членов Союза Русского Народа раздражали колебания в политике правительства, напоминавшей, по меткому замечанию одного из монархистов, шатания пьяного от левой к правой стене и наоборот. Это давало союзником все основания полагать, что само правительство как бы колеблется в решении вопроса о существующем строе. А потому, считали черносотенцы, необходима замена личного состава правительства лицами убежденными и прямо стоящими за Самодержавие.

Таким образом, Союз Русского Народа отнюдь не был правительственной партией, а представлял собой правую оппозицию колеблющемуся правительству. Поэтому неудивительно, что правительство в свою очередь взяло курс на провоцирование внутренних неурядиц в черносотенном движении. Власти налагали денежные штрафы на монархические издания, запрещали собрания, угрожали судебным преследованием, одновременно с этим, приближая к себе готовых к компромиссам лидеров, выборочно выдавая денежные субсидии. К сожалению, активно проводил подобную политику такой талантливый государственный деятель и русский патриот как Петр Аркадьевич Столыпин. По утверждению одного из лидеров Союза Русского Народа Н.Е.Маркова Столыпин "всячески через своих подчиненных поддерживал рознь в союзе". В конечном счете, Политика Столыпина в отношении Черной Сотни привела к тому, что Союз Русского Народа из мощного многочисленного Союза превратился в конгломерат организаций, лидеры которых подозревали друг друга в тайных кознях и постоянно враждовали. Один из ближайших сподвижников Столыпина Одесский градоначальник Иван Николаевич Толмачев писал по этому поводу в 1911 году: "Меня угнетает мысль о полном развале правых. Столыпин достиг своего, плоды его политики мы пожинаем теперь; все ополчились друг на друга".

Впрочем, действия Столыпина в отношении Черной Сотни можно понять. Возможно он и хотел бы опереться на Союз Русского Народа, но деятельность некоторых активистов Союза его пугала своей неконструктивностью. Но чиновничество в целом, особенно его высшие слои, откровенно деградировало в духовно-нравственном отношении, предавая принципы Самодержавия и Православия. Но в тоже время, зная о покровительстве Союзу со стороны Царя, либеральное чиновничество оказывалось в сложном положении: с одной стороны оно не хотело поддерживать Союз и всячески чинило преграды в его деятельности; с другой - не могло открыто заявить о своей враждебности к нему. Отсюда возникала постоянная половинчатость, недоброжелательство градоначальников, губернаторов, министров и т.д. Понятно, что такое отношение представителей власти к православным русским патриотам деморализующе действовало на рядовых членов Союза Русского Народа. И давление это нарастало вплоть до роковых событий 1917 года.


ЖЕРТВЕННЫЙ ПУТЬ ЧЕРНОЙ СОТНИ

Союз Русского Народа и революция

Ожесточенно сопротивлявшиеся революции члены Союза Русского Народа, как и Черная Сотня в целом, вполне закономерно стали ее первыми жертвами. Уже после февраля 1917 года против Черной Сотни начались репрессии Временного правительства. Практически сразу же, в условиях воцарившейся "демократии" все черносотенные организации были запрещены, а их печатные органы закрыты. "Мы фактически разгромлены, отделы наши сожжены", - говорил в эти дни о положении Союза Русского Народа Николай Марков. Более того, ряд видных деятелей монархического движения оказались за решеткой. Правда, следствие, проводимое в отношении черносотенцев Временным правительством, опиралось еще не на нормы т.н. "революционной законности", а руководствовалось законами Российской Империи. В результате никаких преступлений, якобы совершенных союзниками обнаружить не удалось, и следствие было вынуждено признать не виновными и отпустить из под стражи А.И.Дубровина, Н.Е.Маркова, Г.Г.Замысловского, С.К.Глинку-Янчевского, Н.Н.Жеденова и других.

Однако с приходом к власти большевиков, на бывших членов Союза Русского Народа обрушился настоящий шквал репрессий. Многие руководители Черной Сотни либо погибли в застенках ЧК, либо были растерзаны озверевшей революционной чернью.

1918 год, год начала "красного террора", стал наиболее страшным для русских патриотов-монархистов. В течение его в Киеве был убит покровитель черносотенного движения митрополит Владимир (Богоявленский); в Перми был умучен архиепископ Андроник (Никольский); накануне революционные бандиты расстреляли лидера пермских монархистов Петра Васильевича Рябова; по пути из Екатеринбурга в Тобольск был зверски убит епископ Гермоген (Долганов); в Смоленске был убит епископ Макарий (Гневушев); в Москве были расстреляны видные монархисты-черносотенцы протоиерей Иоанн Восторгов, епископ Ефрем (Кузнецов), а также царские министры Иван Григорьевич Щегловитов, Николай Алексеевич Маклаков, Алексей Николаевич Хвостов, Степан Петрович Белецкий; в Черкассах на воротах собственного дома повешен член Союза Русского Народа и депутат III Государственной Думы о. Александр Вераксин; в Петрограде чекисты расстреляли группу видных монархических деятелей, среди них Леонид Николаевич Бобров, художник Лука Тимофеевич Злотников, Иосиф Владимирович Ревенко, Александр Львович Гарязин и другие; в Курске был расстрелян видный монархист, депутат Государственной Думы Николай Иоасафович Шетохин.

Расправы над черносотенцами продолжались и в 1919 году. В Одессе еврейские террористы убили на глазах жены прямо на улице одного из организаторов Одесского Союза Русского Народа педагога Николая Николаевича Родзевича (его жена Нина Пантелеймоновна - участница монархического движения - была расстреляна чекистами через несколько месяцев); в Гдове у алтаря храма Димитрия Солунского был расстрелян оппонент Родзевича граф Алексей Иванович Коновницын; в Петрограде в праздник Сретения господня были расстреляны руководители Союза Русского Народа присяжный поверенный Павел Федорович Булацель и купчиха Елена Адриановна Полубояринова; при неизвестных обстоятельствах был убит член Главного Совета Союза Русского Народа и председатель фракции правых в IV Государственной Думе профессор Сергей Васильевич Левашев; в Орле были зарублены взятые в заложники в Харькове руководитель фракции правых в III Думе профессор Андрей Сергеевич Вязигин и его друг профессор Яков Андреевич Денисов; в Петрограде был расстрелян другой член Союза - крупный ученый и публицист профессор Борис Владимирович Никольский. Весной-летом 1919 года чекисты расстреляли несколько десятков членов Киевского Клуба Русских Националистов. Списки членов Клуба попали в руки чекистов в ходе одного из обысков, по этим спискам были арестованы многие представители русской национальной элиты. Среди расстрелянных профессор Тимофей Дмитриевич Флоринский, профессор Петр Яковлевич Армашевский, профессор медицины Сергей Никифорович Щеголев и другие.

1920 год унес из жизни Владимира Митрофановича Пуришкевича (есть основание полагать, что он покаялся перед кончиной) и Георгия Георгиевича Замысловского, скончавшихся от тифа, а также известного курского монархиста и депутата Государственной Думы Георгия Алексеевича Шечкова, сердце которого не выдержало потрясений революцией и гражданской войной. В апреле 1921 года чекистами был расстрелян Александр Иванович Дубровин. О тех, кто уцелел в годы революции и гражданской войны, большевики вспомнили в 1930-е годы, когда были расстреляны многие православные священнослужители, в прошлом - члены Союза Русского Народа (членство в Союзе ставилось им в вину).

К сожалению, судьба многих монархистов до сих пор неизвестна. В эпоху революционного безвременья где-то сгинули: лидер астраханских монархистов Нестор Николаевич Тиханович-Савицкий, публицист Георгий Васильевич Бутми, председатель Общества изучения иудейского племени Николай Николаевич Жеденов, один из основателей Союза Ростислав Вадимович Трегубов, составитель Устава Союза Александр Иосифович Тришатный и другие.

Лишь немногим членам Союза Русского Народа удалось бежать из охваченной смутой страны. В их числе были Н.Е.Марков, граф П.Н.Апраксин, князь Д.П.Голицын, член Государственного Совета А.А.Римский-Корсаков, В.П.Соколов, князь Н.Д.Жевахов, Ф.В.Винберг, Б.А.Пеликан, Н.Д.Тальберг, член Государственного Совета князь А.А.Ширинский-Шихматов и некоторые другие. Все они скончались на чужбине.

Спасая Русь от бед, Союз Русского Народа звал народ на бой с врагами Веры, Царя и Отечества. И хотя борьба Союза была проиграна, хотя своей политической цели - спасения Самодержавной монархии от краха - ему достичь не удалось, но труды Союза Русского Народа бесплодными отнюдь не были. Ведь Черной Сотне удалось собрать вокруг Алтаря и Престола остатки верных, лучших русских людей, наставить на верную дорогу к Отечеству Небесному тех, кто не утратил любви к своему отечеству земному. И лучшее тому доказательство - сонм Новомучеников Российских, среди которых так много участников патриотических организаций начала прошлого века. Не сумев достичь целей земных, русские патриоты-черносотенцы, 100 лет назад вступившие в непримиримую борьбу с врагами Российской монархии, достигли большего - обрели венцы в Царствии Небесном и дали бесценный пример и опыт своим сегодняшним последователям.