Православие, Самодержавие, Народность - те государственные начала, без коих Россия не может благоденствовать, усиливаться, жить (Граф Сергей Уваров)


СТАТЬИ

ИВАН СОЛОНЕВИЧ - РУССКИЙ ПУТЬ

Под таким заглавием вышла в Харбине небольшая - девяносто страниц - книга К. В. Родзаевского - главы Российского Фашистского Союза и нашего союзника по Национальному Фронту. Хочу сказать прямо: я не удовлетворен этой книгой.

Я начну с некоторых симптоматичных мелочей. Я, например, ничего не стал бы писать о "подлинном христианстве, пламенной вере и монаха и рыцаря средних веков", каковая-де вера "впоследствии деградировала", вследствие чего - вот и развал. Если она была и деградировала, то и слава Тебе, Господи. Если она была, - дай Бог, чтобы она никогда больше не возвращалась. Эта "пламенная вера" дала Европе инквизицию, альбигойские войны, крестовые походы, под флагом которых была разграблена и подорвана Византия, дала "кулачное право", раубриттеров, превратила Европу в какое-то сплошное разбойничье гнездо, сжигала на кострах девочек-колдуний - некоторые местности Германии остались вообще без женщин, создала Маккиавелли, Торквемаду и Борджиа, вызвала эпидемии голода и умопомешательства, каких никогда ни одна страна мира не знала. Нет - уж ради Бога - давайте без "пламенной веры средневековых монахов". У нас, слава Тебе, Господи, не было ни рыцарей, ни монахов, ни рыцарских гербов, ни монашеских орденов. И не нужно. У нас были свои святые и свой собственный взгляд на "пламенную веру".

Тирада о "пламенной вере" напоминает мне рукопись, присланную от г-на О. - якобы недавно вернувшегося из СССР. Там тоже сказано, что "мир, веками покоившийся на правде Божией, подобно камню, сорвавшемуся с горы, катится в пропасть аморальности, грубости, нравственного дичания, духовной пустоты, выхолощенности". Человек, приславший эту статью - если и был в СССР, то весьма давно. В России - и нынешней, и послесоветской - такими вещами оперировать нельзя - девки засмеют.

Когда же это мир "покоился на правде Божией"?

Историческая концепция К. В. Родзаевского открывает слишком много слабых пунктов для критики. Утверждение о том, что фашизм и только фашизм вступает в "смертельный конфликт с масонством и иудейством", что именно фашизм "открыл" миру опасность еврейства, - не верно исторически. Итальянский фашизм - предок всех фашистских движений мира - никакого вопроса о еврействе вообще не поднимал - итальянский антисемитизм явление последних лет. Не стоит вспоминать те высказывания Муссолини, которыми ныне так язвительно щеголяет мировая еврейская печать. Но не следует щеголять и обратными утверждениями. Борьбу с еврейством как с мировым явлением первая поставила Россия - и очень давно, еще в Киевские времена. Фашистская Италия начала ее два года тому назад. Причем здесь фашизм?

К. В. Родзаевский приводит мои слова из № 91 " Голоса России": "зарубежные массы все больше и больше переходят на позиции русского фашизма". Совершенно верно. Но русского фашизма. А почему - русского?

Все те идеи, которые сейчас реализуют итальянский фашизм и германский национал-социализм, - все они - русские идеи. И возраста не в двадцать лет, а в тысячу. Тоталитарность? Пожалуйста: "Мы, Божией милостью... Самодержец Всероссийский". А также "державный хозяин земли русской". Общее благо перед частным? Пожалуйте: "государева служба" и "царское служение": "а о Петре ведайте, что ему жизнь не дорога, была бы Россия в счастьи и благоденствии". Империя? Так нашей - даже только с формальной точки зрения - двести лет. Но настоящей империи, а не фикции. Антисемитизм? Пожалуйте: "от врагов Христовых не хочу интересной прибыли", черта оседлости, процентная норма и, наконец, мировая еврейская ненависть. Национально самосознание? Какая другая нация имеет такой живой источник этого самосознания, как мы в нашем православии. Италия? Ее религия - религия католического интернационала. Германия? Германия всем ходом истории лишилась единой религии - весьма мучительная проблема для современной Германии. И еще неизвестно, в какой степени Западная Европа ни прибегнет и еще к одному нашему источнику национальной жизни - к православию.

Простите меня, но источники того, что можно называть русским фашизмом, - никак не в Муссолини. Так зачем же нам называть не нашим словом наши же собственные тысячелетние идеи, только позаимствованные иностранцами?

Я утверждаю:

Российская Империя даже в ее нынешнем изуродованном и залитом русской кровью лике - есть результат самой высокой государственной культуры, какая только была на земле со времени падения Римской Империи. Доказательству чего и посвящена моя книга.

У К. В. Родзаевского есть прекрасная фраза, к сожалению, не расшифрованная: "и в сфере социально-экономической Русские фашисты ничего, в сущности, не заимствуют, а забирают у иностранцев то, что им одолжили наши отцы, деды... Как водится с русскими изобретениями, иностранцы усовершенствовали наш идейный подарок... Но это не значит, что русское изобретение перестало быть русским". Вот то-то и оно.

* * *

Меня от остальных наших соработников по Национальному Фронту отделяют некоторые вещи. Одни из них - несущественны. Другие существенны очень. В еврейском вопросе я занимаю весьма определенную позицию - но никаким образом не хочу ослаблять ее несуществующими или недоказуемыми вещами. Протоколы сионских мудрецов - недоказуемы. Описание К. В. Родзаеского мрачного диалога в спальне умирающего Императора Александра III, когда доверенный лейб-медик, проф. Захарьин, говорит вполголоса: "Вам нет спасенья, Государь, я отравил Вас, я еврей" - в самом лучшем случае недоказуемо вовсе. Проф. Захарьин евреем не был, а болезнь Александра III - достаточно общеизвестная вещь. Такого рода доводы не усиливают, а только подрывают и ту часть аргументации, которая для грамотного человека является бесспорной. На "темные силы" очень уж легко сваливать все, что хотите, потому они и темные: идите, разберитесь.

Основным является вопрос о монархии. К. В. Родзаевский начинает со всякого рода оговорок по поводу монархии: "да, конечно, историческая форма", но... раньше идея (не монархическая идея! - И. С.), потом - партия, потом - диктатор, потом - собор... Потом... посмотрим...

"Цель нашей борьбы - Национально-Трудовая Россия, верная заветам отцов и дедов, религии предков, но идущая в ногу с веком. Хозяином ее будет организованная по союзам Российская Нация в лице живущих ее поколений. Рупор нации - Всероссисйкий Земский Собор".

О монархии - ни слова.

"Мы за фашистский национально-трудовой строй, за исконный Русский служило-тягловый слой, за Русскую Правду... Не назад, к капитализму, а вперед - к фашизму лежит наш путь"... "Национальный вождь Российского фашизма на Российской земле выявится в грозе и буре освободительных событий".

О "державном вожде" - ни слова.

"Ростовщик и политикан должны уступить ведущее место Вождям и Героям, тому же Монаху, Воину, Изобретателю, Трудящемуся".

- А где же Царь?

Глава "Об Идеологической сущности российского фашизма" пытается "эту формулу (фашистскую - И. С.) приложить к России". В этом "приложении" ни одного слова о монархии нет. Есть Св. Равноапостольный князь Владимир - "небесный покровитель российских фашистов", - не следует в нашу тяжелую политическую борьбу вмешивать такого рода вещи... Есть Ротшильд. Есть "социальная справедливость" - о ней говорят все, и она давным-давно - с 25 октября 1917 года - превратилась в звук пустой.

А вот о монархии - ни звука.

Давайте сей вопрос выяснять не "келейно", а "соборне" - вслух. Если мы - монархисты, - давайте говорить об этом прямо, без всякой оставшейся от либеральных эпох стыдливости. Вопрос о монархии вовсе не принадлежит к числу той "парламентской вермишели", которую можно сдать на какую-то там "соборную" комиссию, а потом... вообще... посмотреть...

Я - монархист совсем всерьез. То есть я, во-первых, отдаю себе отчет в том, что тысяча лет русской истории строилась исключительно на монархии и что вне монархии у нас ничего получиться не может. И это вовсе не праздные, традиционно-елейные слова людей, эту монархию продавших. Это есть убеждение. По поводу убеждений - я ни на какие компромиссы не имею обыкновения идти.

Схема ряда наших организаций - и К. В. Родзаевского тоже, - схема неискренняя. Подождем-де, пока все устроится, и тогда-де "возглавим" "купол здания". Монархия никогда российского здания не "возглавляла". Она его строила. Она была той опорной точкой концентрации всех народных сил, которая позволила этим силам построить Империю. Схема - партия, диктатура, собор - никуда не годится. Неужели К. В. Родзаевский не подмечает в этой схеме нашего общего дорогого знакомого - Александра Федоровича Керенского: раньше "свобода", потом "диктатура сердца" - диктатура его, Александра Федоровича, потом "всенародное голосование", потом матрос Железняк и потом - вот все то, что мы знаем. Как далеко ушла схема К. Родзаевского вот от этой керенской схемы? И чем, собственно говоря, отличается "земский собор" от просто-напросто "учредиловки"?

Диктаторов русская революция знала вполне достаточное количество. Был тот же Керенский - душка и прочее. Был Ленин, есть Сталин. Была диктатура Деникина, была диктатура Колчака, были диктатуры Миллера, Юденича, Петлюры. Была даже и диктатура Махно. Ну, и что? Где в результате всех этих Вождей и Героев с самых больших букв типографского набора, - где мы с вами нынче? Так что же, еще раз попробовать такую же схему? Будет партия, конечно, фашистская, будет диктатор - конечно, Сидорчук, а, избави Боже, никак не Солоневич, Родзаевский, Георгиевский - мы люди скромные. Потом этот "титан мысли" соберет собор. Потом этот собор скажет: ах, извините, здание еще не достроено, купола еще нет - подождем малость. Собора же в мало-мальски предвидимое время собрать будет нельзя, - это утопия. Для того, чтобы собрать или собор, или даже просто учредиловку - нужно, во-первых, чтобы люди знали друг друга, и во-вторых, чтобы страна знала: а кого же ей, собственно говоря, избирать. Вот мы в зарубежьи, на свободе - и то толком не знаем друг друга. Я знаю К. В. Родзаевского по переписке. Он меня тоже. Мало. А кто в России знает друг друга? Один Иванов сидит в беломорском концлагере, другой - в забайкальском. Третий посередке торчит - в рязанском колхозе. Церковь загнана в подполье - причем загнано как раз самое ценное, что вообще от русской церкви осталось. Самое ценное, что вообще есть в России, - пораспихано по концлагерям. Кого выбирать? Когда проверять этих людей, достойны ли "собора" или достойны они виселицы?

Если исключить прискорбную керенскую эпопею - то всякий "собор" избирает того, кто его собрал. "Тому в истории мы тьму примеров слышим". В частности, и наш собор Смутного времени избрал сына патриарха Филарета - собственно, самого Филарета. И так тоже может быть. Но перед Смутным временем династии не было вовсе - пришлось избирать другую. У нас нынче никакой нужды в этом нет. Следовательно, нет никакой нужды ни в какой учредиловке - как бы там она ни называлась.

Все хорошие, милые, симпатичные слова о социальной справедливости, по выражению К. В. Родзаевского, о "новой жизни, сытой, привольной, свободной и счастливой" - пахнут совсем уж Сталиным: тот тоже оперирует точно такими же словами. Все эти слова - пока нет никакого гаранта их выполнения - сильно похожи на вексель, выданный в тайге: кто поможет взыскать? Пиши, что хочешь. А хорошие слова? Хорошие слова говоили в последующем порядке: Павел Николаевич, Александр Федорович, Владимир Ильич, Антон Иванович, Иосиф Виссарионович и даже Лев Давыдович. И все, без исключения, говорили о "сытой, свободной, привольной и счастливой жизни". Хватит. Русский мужик не ответит вам j'en ai assez, просто пошлет к чорту.

Единственным возможным, единственным мыслимым гарантом всех этих хороших слов может быть только российская монархия, которая никогда никаких хороших слов не говорила, никогда никаких турусов на колесах не обещала, но которая тысячу лет делала свое дело - вот этой-то тысячи лет русский человек поверит. Но не поверит - ни Ивану Лукьяновичу, ни Константину Владимировичу: "знаем мы вас, не в первый раз нам голову морочат, а насчет "сытой и счастливой жизни", так нам еще вчера по радио Иосиф Виссарионович говорил теми же самыми словами".

К. Родзаевский ставит ставку на диктатуру: то есть на совершеннейшую неизвестность. На Икс с самой большой буквы типографского набора. "Нам потребуется диктатура, диктатура организованного меньшинства, способного железной рукой взять на себя крест власти... Нам говорят, что, испытав ярмо коммунистической партийной диктатуры, русский народ не захочет никакой другой диктатуры, но забывают при этом, что всякая власть есть, в конце концов, диктатура. Национальная диктатура ради России будет исторической неизбежностью, и неизбежность ее сознают все, кто серьезно думает о русском завтрашнем дне. Национальную диктатуру нельзя смешивать с партийной...".

В этих утверждениях есть целый ряд принципиальных ошибок. Не всякая власть есть диктатура - даже и "в конце концов", всякая партийная диктатура будет называть себя национальной диктатурой - вот даже и в СССР официально существует никак не диктатура ВКП(б), а только "диктатура пролетариата", диктатура "трудящихся классов" - коммунистическая партия есть-де только орган этой диктатуры. Для "временной диктатуры", для наведения порядка вообще никакого "Диктатора" не нужно. Или, по крайней мере, он не обязателен. П. А. Столыпин навел порядок и без "диктатуры". Не верно, что "неизбежность диктатуры сознают все, кто... серьезно думает о русском завтрашнем дне". Могу уверить К. В. Родзаевского, что, например, я - о русском завтрашнем дне думаю очень всерьез, - но к этим "всем" я никак не принадлежу. И очень многие другие - вот как раз из числа тех, кто думает очень серьезно.

Расчет на диктатуру - расчет чрезвычайно подозрительный. Это, прежде всего, расчет на неизвестность. Умалчивая о монархии, К. В. Родзаевский чрезвычайно сильно подчеркивает православный характер своего движения: "российские фашисты не мыслят России иначе, как на фундаменте родного православия". Но тот "Национальный Вождь, Вождь Российского Фашизма" (пять больших букв), который обязательно "выявится в грозе и буре освободительных событий на Российской Земле", - не имеет никаких шансов быть православным вождем.

Новопоколенцы совершенно правы, когда они говорят, что подсоветская молодежь, если ей говорить о православии - не поймет, в чем дело. Это, - так сказать, информационная правда, из которой, однако, ничего не следует. Подсоветская молодежь также не понимает толком - что такое фашизм. И еще менее понимает, что такое монархия. Подсоветская молодежь понимает с предельной ясностью только одно: при советах никакого житья нет. Диктатор с пяти больших букв - по всему ходу событий может опираться на вот эту, по преимуществу армейскую, молодежь, - и до православия ей не будет решительно никакого дела. Как будет тогда поступать Фашистский союз? Возможно также, что диктатор с пяти больших букв окажется баптистом - это весьма вероятно, и для этого есть свой ход: миллионы американских долларов, от масонов, через Christian Science, потом через весьма многочисленные в СССР баптистские, молоканские, духоборческие, евангелистские и прочие ячейки. Вот вам и диктатор, вооруженный всеми пятью большими буквами и еще большими капиталами, которых не имеем ни я, ни Родзаевский. Может быть и еврейский диктатор, вооруженный, кроме тех же пяти больших букв, также и миллионами, Якова Шиффа. Некто из кандидатов в Сидорчуки, чуя неустойчивое положение, возьмет эти миллионы, устроит для очистки русской совести парочку небольших погромов в Бердичеве и Голте, где, кстати, жидов почти и не осталось, - почему нет? Пожертвовал же Сталин Троцким, Ягодой, Апфельбаумом, Розенфельдом и прочими - стала от этого его власть национальной властью? И будет ли национальной властью власть Сидорчукзона, если он сманеврирует на еврейских погромах.

Timeo danaos. Боюсь Сидорчуков, говорящих хорошие слова о веселой, привольной, счастлиовй жизни: так и шибает в нос агитпропом ВКП(б). И вельми опасаюсь людей, о Сидорчуках глаголющих: чорт его знает, что нам будет подсунуто в этом уже изъезженном троянском коне. Единственное утешение, что на российских просторах - красных, а равно и бывших белых, этот конь изъездился окончательно. Хватит - и Сталиных, и Деникиных.

* * *

В остальном - К. В. Родзаевский стоит на наших позициях:

"Мы не контр-революционеры, мы не реставраторы, стремящиеся к восстановлению всего, что было. Мы знаем, что человеческая жизнь никогда не стоит на месте и никогда не повторяется. К былым социальным отношениям и к былым формам жизни вернуться невозможно уже по одному тому, что их нет... Мы вовсе не за возврат помещиков и капиталистов и не за восстановление капитализма, а за новый строй, уже осуществленный на практике в Италии и Германии, а потому не являющийся утопией - за фашистский национально-трудовой строй, за исконный русский служило-тягловый слой, за Русскую Правду".

Причины нашей катастрофы изложены только мельком:

"Освобожденное от обязательной службы государству дворянство было осуждено на разложение. Корпоративный строй выродился в крепостное право. Вся история нашей страны пошла не по Русским путям. Именно в это время русская мысль была оккупирована Западом, а правящий слой стал почвой распространения масонства".

Отсюда "грозный разрыв внутри". Этот разрыв привел к катастрофе:

"Мы считаем революцию страшной исторической ошибкой, национальной катастрофой, подготовленной и проведенной врагами России, но раз уже произошла катастрофа, нелепо возвращаться к тем причинам, которые ее обеспечили, если не породили". (Курсив мой - И. С.)

Ссылаясь на мою статью "Две России", К. В. Родзаевский констатирует:

"постоянное размежевание эмиграции на две России, представленные в одном лагере Российским Национальным Фронтом и аналогичными организациями, в другой - частью окостеневшего в реставраторских дореволюционных или февралистских настроениях старшего поколения...".

Однако, несколько раз ссылаясь на мои высказывания - в том числе и на статью "Две России", К. В. Родзаевский ни одним словом не обмолвился о том, что я вот уже больше трех лет твержу из номера в номер: и о своем собственном монархизме, и о монархизме подавляющего большинства вот этих "двух Россий" - и зарубежного штабс-капитана, и посоветского мужика. Что же? Эти высказывания так уж совсем quantite negligeable? А настроения этих "двух Россий" - так уж не заслуживают никакого отклика? А без монархии - все остальные благие пожелания не имеют ровно никакого значения, ибо они остаются без гаранта. Мало ли что там наобещает Иван Лукьянович? Единственная мыслимая гарантия - это монархия. Монархия - это не только и не столько "традиция", "тысяча лет истории", "заслуги русских Царей" и все такое: это безусловная, категорическая, повелительная политическая неизбежность.

"Мировой фашизм" для нас не причем. Не нужно строить никаких интернационалов - хотя бы интернационалов наоборот. Мы не можем - физически не можем - идти по путям Муссолини, как Гитлер тоже пошел не по путям Муссолини. Каждая страна и каждая нация имеют свои неповторимые в истории индивидуальные особенности. В Германии монархия играла очень незначительную роль - слишком их было много, этих монархов, и слишком они были мелки. Вторую Империю создала не монархия, а Бисмарк. Третью Империю создали не Гогенцоллерны, а Адольф Гитлер. В Италии монархия вообще никакой роли не играла - так, некая привеска сначала к Гарибальди, потом к Кавуру, потом к Муссолини. Пути Италии для нас закрыты так же, как для Италии закрыты наши пути.

* * *

Наше штабс-капитанское движение - движение:

1) Монархическое. Для нас монархия безусловная политическая и даже техническая необходимость. В том случае, если бы потомство Романовых постигла судьба потомства Ивана Грозного - мы, "вожди", должны идти по путям Минина, Пожарского и Филарета: избрать нового "отрока" и, как сделали и эти люди, - избрать в кратчайший технически доступный срок. Мы, штабс-капитаны, за монархию будем драться.

2) Православное. Для нас - православие - это источник нашего духовного и национального бытия, а не "религия большинства русского народа". Православие мы, ежели придется, будем защищать любыми способами - вплоть до вооруженного. Никакого "равенства религий перед законом". Никакой принципиальной веротерпимости. Мы будем "терпеть" или "нетерпеть" в зависимости от обстоятельств.

3) Народно-демократическое. То есть оно пытается вернуться к тем истокам нашей истории, которые были изуродованы "дворянскими вольностями". Мы - за восстановление общенародного и общенационального единства, за общую для всех "государеву службу" и за оценку людей не по "разрядным книгам", а только и исключительно по службе.

* * *

Я много раз писал о том, что советская власть держится на трех китах: Сталин, актив, еврейство, - одну ногу отрубить - все повалится (как в армянском анекдоте: "четыре ноги, на спине - перья, одну ногу отрубить - полетит, - что такое? - Письменный стол").

В нашей истории были вот те же три ноги - православие, самодержавие, народность. В 1917 году "одну ногу отрубили" - и вот уже двадцать два года мы летаем по всяким Парагваям и Уругваям. По отношению к этим трем китам русской государственности - не может быть никаких недоговоренностей и умолчаний: или - или. Или за Царя - или за Сидорчуков.

* * *

Что же касается "капитализма", то, во-первых, у нас его нынче вовсе нет, а до американского - нам нет никакого дела. Во-вторых, оперируя термином капитализм - люди путают безнадежно. Что есть в современной Германии? Социализм (обобществление средств производства")? Капитализм? Или планируемый капитализм? Никто никого не "национализировал" и не раскулачивал. Крупп - так и остался Круппом, Тиссен - Тиссеном и биржевые курсы свободно публикуются в газетах Третьего Рейха. Даже чехословацкий Батя, с переляку драпанувший в Лондон со своими миллионами, - вернулся домой и мирно фабрикует свои ботинки. Экономический строй Германии - это капитализм, планируемый государством. Экономический строй Америки - это государство, планируемое капитализмом. Экономический строй старой России - это капитализм, планируемый монархией. Не было в мире капиталов, которые могли бы купить Русского Царя, и не было в России капиталов, которых Русский Царь в любой момент не мог бы согнуть в бараний рог. Так что глаза бы на лоб полезли. Не будем вспоминать освобождение крестьян - большие капиталы были замешаны. Вспомним предвоенный Высочайший рескрипт на имя Барка: "сухой закон" был введен одним росчерком царского пера. А что было в Америке! Агитация! Тресты! Буттлегары! Гангстеры! Аль-Капоне! И великая демократия, малость пошебаршив, капитулировала. У нас чуть-чуть - совсем робко - попытались шебаршить винокуренные заводчики (в винокурение были вложены страшные миллионы) - им сказали: "цыц" - и все в порядке. Ни трестов, ни гангстеров. Без капитализма мы не обойдемся - это совершеннейший вздор. Мы никак не обойдемся без хозяина в каждом предприятии.

Отказ от капитализма означает управление русской промышленностью чиновниками. Да и тех - у нас нет. Чепуха.

Капиталист - это историческая неизбежность. Монархия - это гарантия того, что капиталист будет сидеть на своем месте и делать свое дело и что Великой Империей он командовать не будет, как он не командует нынешней Германией. Он тоже будет служить. А не будет - вот его и возьмут в оборот. И никакой Рокфеллер и пикнуть не посмеет. А Сидорчук? Так купят и так продадут, что мы с вами только глазами захлопаем. Несколько позже - когда результаты этой купли-продажи скажутся на России.

* * *

В вопросе об этих трех китах - мы, штабс-капитаны, не можем идти ни на какие компромиссы. Люди, которые хотят идти с нами, благоволят, подобно нам самим, подчиниться всем этим трем основам русского национального бытия. Никакого моего изобретения в этих основах нет ни на копейку: и я сам, - сознательно и обдуманно, подчиняюсь велениям русской истории.

Двадцатидвухлетние попытки выехать на Сидорчуках - провалились все. Провалился Александр Федорович Сидорчук, провалился Антон Иванович Сидорчук, проваливается Иосиф Виссарионович Сидорчук. Взывать к подчинению новым сидорчукам - да еще и неизвестным - есть преступление перед Россией. Давайте говорить откровенно, Константин Владимирович: собираетесь ли Вы драться за Русского Царя - или не собираетесь? Ведь со Сталиным борется и Троцкий. Ни мне, ни Вам с ним все-таки не по пути.

Отсюда мы переходим к другому - временами очень острому штабс-капитанскому вопросу: к вопросу о том, почему я так равнодушно отношусь к союзникам и так охотно наживаю себе врагов. Думаю, что при всех прочих моих достоинствах и недостатках - политическую технику я знаю очень хорошо: прошел, извините за выражение, большевицкую школу - самую все-таки современную в мире.

Опыт большевицких побед и опыт наших поражений приводит к следующему выводу: нельзя никого и ничего победить, не имея идеи, точной, как алгебраическая формула, и отточенной, как острие штыка. Все двадцатидвухлетние попытки кого-то "объединить" на "общей почве" отрицания большевизма - за все эти двадцать два года ни к чему не привели. Военные собрания - вероятно, неплохая вещь, - там можно выпить рюмку водки, а при, так сказать, идейной трезвенности - скажем, пару пива. На всякого рода торжественных совещаниях можно поговорить всласть. Но из этого ничего не выйдет. Можно также попытаться объединить монархиста во имя ста тысяч десятин с монархистом во имя десяти десятин - тоже ничего не выйдет. Можно бы объединиться с новопоколенцами: которые-де против монархии "ничего не имеют" и против православия - тоже ничего не имеют, - на эти темы можно бы поговорить, кое о чем договориться и даже, так сказать, распределить свои эмигрантские роли. Вы - дескать, то-то, а мы - дескать, то-то. Тоже ничего не выйдет. И вот почему.

Вот появляются на территории бывшего СССР, с одной стороны, штабс-капитаны, с другой - фашисты - разные фашисты. В том числе и новопоколенцы. Мы, штабс-капитаны, сразу же скажем примерно следующее:

- Дорогие наши земляки, братья, бывшие товарищи и бывшие господа. К чортовой матери со всякими Сидорчуками - давайте Русского Царя!

Но тут завопят обиженные соседи: да нет, да как же - раньше партия, потом диктатор, потом собор, потом здание, потом купол, а потом... потом... посмотрим... Если мы успеем опереться на русскую массу - то мы кандидатов в Сидорчуки или заставим подчиниться - или повесим. Если не успеем - Сидорчук повесит нас: риск. Но в истории всегда так делается: или - или. Французский Сидорчук расстрелял ведь герцога Энгиенского. А уж на что был Сидорчук! А чем кончилось! "Свтая Елена - маленький остров" и русские казаки на площадях Парижа. Миллионы трупов - и в результате французские монархи не смели назначить министра без санкции Русского Царя. Нет, за одну бороду могучего Царя-Миротворца - я отдам всех сидорчуков и французских, и русских. Царь-Миротворец - ничего не обещал, "удил рыбу", Европа "ждала", мы строили Великий Сибирский Путь. У нас писали Толстой и Достоевский. И Репин и Врубель. У нас открывал свою периодическую систему Менделеев - очень было хорошо. Если все это погибло - то есть, ведь, и исторические случайности: правящий слой в своем падении успел захватить монархию.

И с могучих плеч
Сняли голову
Не большой горой,
А соломинкой.
Сняли голову - клеветой.

Вот так, без головы, двадцать два года и околачиваемся.

"Наша Газета", № 48, 1939г.